Разделы статей

Календарь событий


Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11
12
12.05.2016
Конференция: AdTech Russia ( Москва 12.05 - 12.05)
13
13.05.2016
Конференция: VideoDays 2016 ( Москва 13.05 - 14.05)
14 15
16 17 18 19
20
20.05.2016
Конференция: Пятая Вебмастерская Яндекса ( Москва 20.05 - 20.05)
21 22
23 24
25
25.05.2016
Конференция: Российская Неделя Маркетинга ‘2016 ( Москва 25.05 - 28.05)
26 27
28
28.05.2016
Конференция: Mobile Beach Conference 2016 ( Украина 28.05 - 29.05)
29
30
30.05.2016
Конференция: XI Санкт-Петербургская интернет-конференция (СПИК) 2016 ( Санкт-Петербург 30.05 - 31.05)
31
Июнь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
02.06.2016
Вечерний семинар: Московская презентация Baltic Digital Days 2016 ( Россия 02.06 - 02.06)
3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28
29
29.06.2016
Конференция: Yet another Conference on Marketing 2016 ( Россия 29.06 - 29.06)
30
 


SEO Блог

Статьи

Поиск

Сайт – 2010. Сергей Рыжиков «Для чего нужно предвидеть будущее? Как меняется бизнес компаний под влиянием веб-технологий»

Прислано:09.07.2010 в 12:06

Раздел: События


На открытии конференции Сайт – 2010 очень большой интерес участников вызвал доклад Сергея Рыжикова (1С-Битрикс, генеральный директор) посвященный долгосрочным стратегиям в софтверной отрасли, истории становления гигантов и прогнозам на будущее.

У меня будет довольно общий доклад, доклад, который я делаю и прорабатываю уже несколько лет, пытаясь построить некую концепцию или стратегию для того, чтобы посмотреть со стороны на то, что происходит на рынке. Вообще предсказание будущего, это ключевая функция, которой мы должны располагать, для того чтобы видеть как что меняется. Потому что изменения происходят иногда очень быстро. Вначале нам кажется, что это несущественно. Вспомните, когда появлялись первые мобильные телефоны, и нам говорили, что там 3,5 % охвата, никто не хотел верить, что будет 100%. А говорили, что будет и 150%. И действительно, у всех у нас теперь по 2-3 симки. А изменения, которые накапливаются, они накапливаются, а потом происходят.

Вообще эволюция информационных систем и айтишного сегмента очень краткосрочная. Реально мы можем говорить об интенсивных 20 годах, ну наверное 30 годах максимум. Причем каждые 5-10 лет происходят настолько принципиальные изменения, что полностью меняются концепции, меняются ожидания клиентов от того, что происходит. На протяжении всего интервала развития, ключевое решение о том, на чем мы с вами будем работать, делают разработчики. Именно разработчики выбирают операционные системы, именно они выбирают инструменты разработки, а клиенты всегда выбирают готовые приложения и готовые решения. И от того, что выберут разработчики, по большому счету зависит то, с чем мы будем работать.

Меняются и платформы, и коммуникации, и концепции, тем не менее, в большинстве своем, выбор инструментов приводит к выбору платформ. Самый массовый, самый денежный сегмент, которым зарабатывает софтверная отрасль, - это операционные системы, которые стоят в любом компьютере, на которых работают. Это серверные и клиентские операционные системы. И конечно, стратегия - это кто будет контролировать именно этот сегмент, и кто будет на этом зарабатывать. Но стратегия это… знаете, как в геополитике говорят, стратегия – это на следующие 25 лет, вот все что мы сейчас сделаем, будет иметь смысл тогда. В софтверной отрасли все побыстрее конечно, но все-таки есть десятилетний какой-то интервал, я попробую на примерах это показать, - как за 10 лет шаги, предпринятые тогда, сегодня становятся реальностью.

Ну, война. В этой войне стратегий сегодня в основном играют Майкрософт, IBM, Google ( с недавних пор), Adobe и Apple. Билл Гейтс как-то сказал, что Майкрософт находится в каждый конкретный момент времени в двух годах от неминуемой гибели. Неправильные стратегические решения сегодня, приведут к тому, что вы потеряете сегмент и не сможете его получить в ближайшее время. И те решения, которые принимает компания, особенно большая компания, они принципиально влияют на рынок.

В чем собственно проблема большой компании? Это огромная машина, ее очень непросто развернуть, как тот теплоход «Африка», которому нужно 30 км только для того, чтобы остановиться и начать поворот – огромные суда, огромные компании и по сути системообразующие для индустрии. Все решения и весь софт, все, с чем мы работаем с вами сегодня, - это решения, принятые в 90-х годах.

Немного истории. От ДОСа мы перешли к Windows или к OS/2. Мы писали как раз свой первый программный продукт, и мы сидели и думали, на чем же нам его писать? И сработала очень забавная вещь, если мы его сейчас напишем на Windows 16, он будет работать и под Windows и под OS/2, то есть, мы сэкономим силы. И получилось, что выбор операционной системы сделали не пользователи, не потребители, фактически его сделали разработчики, которые сделали приложение, которое уже выбрали потребители. OS/2 было лучше. Практически все, кто застал этот сегмент, все признавали – да, Ось была замечательной, отличный был продукт. Но, не было софта. Поэтому, что выбирают какую платформу, напрямую зависит от приложений.

В Майкрософт, я думаю, примерно в тот же период, очень серьезно и существенно осознали, что тот, кто контролирует средства разработки, тот определяет, какой операционной системой будет пользоваться пользователь. Помните еще компанию Borland? Все меньше и меньше людей, которые еще помнят об этой компании. Не потому, что она плохая, а потому, что принципиально они заявили примерно следующее: мы сейчас сделаем такую среду разработки, которая позволит вам скомпилировать ваши приложения и под OS/2 и под Windows. Это же ужасно. Кому нужна такая среда разработки, которая дает независимость разработчику? Майкрософт приложил много усилий, там были и попытки подать в антимонопольный комитет и доказать что они пользовались монопольным правом…. Фактически, выпуская новые операционки, они очень быстро выпускали инструменты разработки, для разработчиков очень важен темп, Borland выпускал их с опозданием на полгода… Да, замечательная среда, но она полностью комплементарна, и ее основная цель – удерживать разработчиков на платформе разработки.

Отдельная, совершенно замечательная история связана с Sun, многие помнят фееричный выход java на рынок, все говорили «вот, наконец-то, теперь мы станем полностью независимы от платформы разработки». Появилась java, которая такая замечательная, и вдруг Майкрософт ее поддерживает, и так хорошо поддерживает, что выпускает на Винде свой java-интерпретатор, который значительно быстрей, чем даже сановский, но несовместимый ни с кем. Приложение, написанное на этот интерпретатор на java, оно будет выполняться только на Windows.

Sun подает в суд. В 1996 году состоялось судебное заседание, которое признало неправым Майкрософт и обязало компанию исключить эту виртуальную машину в течение года из Windows-платформы, и тут начинается самая большая ставка у Майкрософта в истории. Фактически, Майкрософт теряет перспективную платформу, они теряют java. До 1997 они исключают, разрабатывают концепцию, и тогда делают впервые самую большую ставку в своей истории – они делают ставку на DotNet. Первый анонс DotNet’а в 1999 году. И Майкрософт бросает все свои силы, фактически всю машину на то, чтобы доказать разработчикам, что на DotNet’е писать не просто круто, а обалденно круто. А в это время Sun c java, можно сказать завоевывает интерпрайз-сегмент, банковские приложения, тяжелая артиллерия, крупные решения, самые денежные сегменты переходят на java. Java-разработчики становятся чуть ли не самыми дорогими на рынке, их все ищут, они везде нужны, - замечательно.

Но Майкрософт начинает войну. Где-то году в 2005-2006 предпочтения IT-директоров, когда их опрашивали – на чем бы вы разрабатывали новую операционную систему, примерно в 2006 году предпочтения склонились в сторону DotNet’а. Фактически, в этот момент начался закат Sun, который, на мой взгляд, именно по этой причине привел к тому, что сейчас они Oracle+Sun. Потому что в долгосрочной перспективе компании не очень хотят делать ставку на продукты, которые не будут стратегически интересны в следующий интервал времени.

Представьте, если бы Майкрософт не выпустил DotNet, реально мы бы сегодня рассматривали Windows-сервер как отличную платформу для исполнения java, мы бы смотрели на Майкрософт исключительно в определенном сегменте. Платформа разработки является ключевой, и Майкрософт продолжает бороться за этот сегмент.

Пожалуйста, поднимите руку те, кто помнит название вот этой вот красной компании? О, здесь я смотрю, все продвинутые. Но реально вы сегодня почти не встретите ни решений, ни продуктов, фактически это уже анахронизм. Замечательная компания, которая контролировала 90% софтверного сегмента сетевых операционных систем, я на ее примере проиллюстрирую только один момент. Компания Майкрософт тогда применила, выходя на этот рынок прием не лобового столкновения с компанией Novell (они не говорили, что мы отличная сетевая операционная система), а как бы сделали шаг в сторону и сказали – мы вообще сервер приложений, но мы еще и сетевая операционная система, мы можем вам еще и эту функцию решить.

Конкуренция сместилась немного в сторону, все стали использовать приложения, и кстати, Novell не смог убедить разработчиков что-то делать под себя, ну были какие-то тяжелые приложения, но их было очень мало. А подWindows все ж работало, даже на сервере можно было документ набирать, в офисе, все это помнят? Компания Novell ушла практически с рынка.

Ну, пока эти монстры боролись за интерпрайз-сегмент, где куча денег, потихоньку сообщество OpenSource вытащило Unix, который теперь называют Linux, и многие говорят «ну линукс это же не юникс!» А разница? Но фактически, приложения для веба были вытащены на рынок, и были вытащены на рынок операционными системами. Они сделали их для нас привлекательными, они сделали возможность там развернуться, работать, там много инструментов, но тем не менее… Вот, кстати, почему не java в Винде? Вообще интерпрайзная java, с этими ребятами нужно поговорить, чтобы понять. Ты им говоришь – мне нужно сайт сделать, они говорят – вам нужно четыре сервера. Ты говоришь – как, почему мне нужно четыре сервера?! Они – у вас нет четырех серверов? вам в вебе делать нечего, не бывает так, чтобы вы взлетели. Фактически, они не понимали массового клиента, а эти приложения работали где угодно, где вообще могла исполняться эта штука.

И кстати, Майрософт, пока они бились там за интерпрайз-сегмент, они прозевали этот сегмент. А когда они вспомнили про него, они попытались vhpшниками бороться, ничего у них не получилось, и если бы не было тогда DotNet’а, они бы и javа хорошо исполняли. Но сейчас, буквально – не будем уже бороться, будем уже дружить, поэтому основная концепция такая.

Перейду немножко в веб. Вообще, первый этап развития веба был транспортный. То есть сам феномен был таков, что нужен был транспорт. В 1994 -1996 году, подключив банк к интернету, я вот до сих пор помню ту очередь, которая стояла к компьютеру, на котором я набирал «CNN.сom», и все подходили и удивлялись: реально американский сайт? Просто всем нужно было решить больную проблему доступности информации, транспорта. Ну, кстати очень многие помнят разные протоколы сетевые, там были IPХ, SPX, у Майкрософта был свой, биос… - все ушло, остался один транспортный протокол. Но при этом никаких инструментов коллективной работы, ничего. Это был первый этап развития веба, примерно начиная с 90-х до 2002-2003 гг. Вообще я бы отметил, что этот период был таким своеобразным периодом стабильности, стабильности, когда концепция клиент-сервер ни у кого не вызывала сомнений. Все знали, что должно быть виндовое приложение, должен быть сервер, где что-то исполняется, и был сегмент жуткого передела рынка. Вот просто делили рынок. Компании поглощались, съедались и до того дошли, что к концу 2003 года уже все поделили.

Уже такие большие компании… вот, кстати по поводу глобальности следует отдельно отметить, что для софтверного сегмента характерна необычайная глобализация, такая, которая не характерна вообще ни для одного другого сегмента – нигде больше вы не встретите такой ситуации, где глобально по всему миру есть десяток игроков, которые в тысячи раз больше остальных, которые отлично проходят границы, и с ними реально совершенно невозможно конкурировать. Отчего это происходит? Есть некая игла подсаживания на интеграции. Глобальные игроки вообще ставят перед собой задачу дать от себя весь комплект – все что нужно. Еще один инструмент глобализации – это стандартизация.

Представьте себе такую немного упрощенную ситуацию – 5 крупных компаний: Майкрософт, Google и ряд еще компаний, они между собой совещаются три года, вырабатывают стандарт, но пока они ее вырабатывают, рабочие группы внутри компаний готовят новые продукты в соответствии с этим стандартом. И вдруг – щелк, стандарт принят. Через неделю, максимум через месяц появляются новые продукты у всех игроков, разработчики даже еще не успели даже стандарт почитать, о чем мы вообще говорим, а уже вышли продукты…. Стандартизация – это очень своеобразная такая штука, которая вроде бы и нужна, но в то же время дает неоспоримое преимущество тем, кто ее разрабатывает. Одним словом, глобализация – очень серьезная проблема, которая может еще существенно сыграть.

Для софтверного сегмента, я бы отметил, что характерно движение снизу вверх. Характерный пример – Майкрософт: сначала частники, потом они двигаются в snb, потом идут в интерпрайс. Когда я работал в банке, в 1996 году, все смеялись и говорили – нет, не может быть Майкрософт в интерпрайзе, мы покупаем оракловые сервера, ставим их на HP ЮНИКС и никогда не поставим Майкрософт. Сейчас этот банк работает на майкрософтовских серверах и там работает Oracle. Сейчас они зашли в этот верх, но вся проблема в том, что вниз-то спуститься довольно тяжело. Компания, когда уже начинает думать в интерпрайзинг-понятиях, там же уже речь идет о миллиардах. Они перестают понимать, чего им бороться-то за snb – торгуешься за него, торгуешься, а денег-то всего ничего принесет, а здесь если дело сделал, на интерпрайз-сегменте, то сразу это принесет тебе пять миллиардов. Очень любопытная компания Google сейчас как раз идет снизу вверх.

Вот пока все боролись в сегменте транспортном, и вообще в интерпрайзовом сегменте, появилась некая категория программных продуктов, причем, почему они появились в вебе, потому что в классическом уже все съели, реально уже полностью был поделен сегмент. Вот сидят инвесторы и говорят, у нас куча денег, куда идти? Ну не пойдешь же в лоб сталкиваться с Майкрософтом, не пойдешь же конкурировать в этот сегмент, давайте лучше новую концепцию создавать. Появились новые приложения, которые создали новые феномены.

Поиск. Google первым доказал практически, что поиск – стратегический ресурс. Помните было 2 концепции? Первая говорила – давайте мы все очень хорошо каталогизируем, были такие ресурсы, которые говорили «мы сейчас все сайты забьем в каталог, люди будут ходить по этим каталогам и искать нужные сайты». Но рост цифрового контента быт так велик, что эта концепция умерла, причем очень быстро. Пришли другие ребята и сказали – вообще не парьтесь, мы сейчас это все заиндексируем, построим совершенно гениальный индекс и дадим по нему искать, причем мы сами знаем, как это нужно ранжировать. И они отранжировали. Более того, они собрали огромные деньги, продавая внимание к этому поиску. Вообще, поиск – это софт. Уникальная функция, которая дает огромные преимущества, а его отдают бесплатно. Впервые софт был продан за монетизацию внимания.

Огромные деньги, которые накопил Google на всем этом, были направлены вовсе не на конкуренцию с Майкрософтом (как многие ожидали), не на выпуск своей операционной системы, а на дальнейшее развитие поиска. Потому что поиск – это стратегический актив на уровне государства. Кстати, по шагам нашего государства вы, я думаю, уже видите, как они это расценивают и рассматривают.

По статистике есть только 2 страны, в которой Google не имеет большой доли – это Россия и Китай. Может быть, это как раз те геополитические страны, которые будут иметь в будущем какое-то значение? Я кстати не исключаю, что поиск, может быть тот самый госпоиск, который в будущем будет экспортироваться – нужен, например, Вьетнаму корпоративный поиск в размерах государства – ему раз, кластер сразу предоставили и ищут.

Тем не менее, Google становится носителем некоей новой философии. Эта новая философия звучит примерно так: API, браузер + мобильное устройство. Помимо всего этого они еще делают Google apps, дата-центры, конкуренцию, причем очень много всего отдают бесплатно… Google не то чтобы не безобиден, он софтверная компания, они хотят свою платформу. И по сути Google apps – это и есть их платформа. Очень любопытно – все те же модификации привычных нам языков, приобретают неисполнимый в других средах контекст. Собственно мотивируют они это очень красиво – говорят, это для глобальных дата-центров, ваши питоны могут только в Google apps использоваться. Более того, они поставляют вам отдельный Google apps локально, на котором вы это исполняете. И получается, что они создают просто другую проприетарную платформу, на которой ты это делаешь. Ты свое приложение не снимешь с Google и не переставишь в другую сторону, ты будешь его дальше разрабатывать на том, на чем ты его разрабатываешь.

Google от частника последовательно идет к snb, и не за горами то время, когда он пойдет в интерпрайз. Вот в этом и состоит основная угроза для тех гигантов, которые работают. Но почему они могут себе это позволить? Общая концепция перемещения жить в интернет. Тезис «Можно прожить шесть месяцев без секса и нельзя ни дня без сети» недавно подтвердился каким-то социсследованием, которое заключило, что подростки с удовольствием за высокий рейтинг в соцсети откажутся от секса. Просто они мыслят стратегически и понимают, что это в результате даст им больше секса, чем есть в данный конкретный момент.

Тем не менее, некая новая концепция, новая платформа, которая сулит мобильность, то о чем знать раньше в общем-то не могли и предполагать толком не предполагали, а именно то, что мобильный интернет будет везде также, как сейчас сотовый. Вот уже в гостиницах, конференц-залах, отелях и разных учреждениях появляется wi-fi… и вообще, это же не случайно вся наша большая тройка – МТС, Билайн и Мегафон сообща рванули в интернет. Просто потому, что там деньги есть. Они уже полностью съели всю клиентскую базу за мобильные устройства, за симки, теперь у них есть единственный способ поделить интернет-сегмент. И они будут давать нам интернет также массово, как мы рассчитываем или хотим.

Софт для мобильных устройств. Вот вся конкуренция сегодня резко переместилась именно в мобильную часть. Конкурируют с Google, конкурируют с iPhone, конкурируют с Windows Mobile… Очень хорошо и ясно концепция видна на примере mac’ов – это iPhone, iPad и либо ноутбук, либо мобильное устройство, которые объединены единой платформой, при этом к софту и к железным устройствам дается еще кусочек облака. На mac’ах ты можешь купить Mobile me, и в итоге, между всеми своими устройствами, ты имеешь связь, при помощи этой услуги ты их объединяешь-перекидываешь. Тебе и приложения там предложат, а Google apps в остальных вещах дает еще целый ряд преимуществ…

В будущем нельзя будет продать просто железку. Можно будет продать только железку, плюс софт, плюс еще он-лайн сервисы, которые будут обеспечивать работу. А попробуйте потом войти в этот сегмент! Тут даже не просто глобализация, тут что-то страшное.
Из глобальных игроков: Google + Android конкурируют с двумя другими игроками, в первую очередь, за рынок мобильных устройств. Вот тот же пример с Novell, они пошли в лобовое столкновение за рынок стационарных операционных систем, а немного сместились в сторону, и конкурируют за соседний сегмент, за мобильный, считая, что он разрастется, и разрастется так, что вам не нужен уже будет старый стационарный комп. Вы и не захотите таких компьютеров, вы захотите компьютер, который у вас всегда с собой – мобильный, маленький, удобный. Вот сегодня три игрока – Майкрософт, с набором своего софта, Google с Android и Apple. Иногда меня спрашивают: «А Nokia?», и тут я могу ответить, что будущее Nokia – непредсказуемо.

К сожалению, нету стратегии, нету стратегического понимания с кем объединиться, лично я не вижу, как Nokia планирует в этом сегменте будущего, в сегменте смартфонов, коммуникаций – найти какой-нибудь вариант. Лично по моему мнению, они давно уже должны были продаться. И именно сейчас, пока на них максимальная цена. Можно Googlе, а можно и Майкрософту. В общем, с Nokia не понятно.

Облачные вычисления. Ну вообще, когда появляются такие феномены, как web 2.0, клауд компьютинг, enterprise 2.0 – это всегда некая эйфория. Но, тем не менее, за появлением этих феноменом всегда стоит некая тезисность. Изменения накапливаются, но они происходят мгновенно. Вот как с web 2.0 – раньше он был транспортным, этот web, и тут вдруг все осознали, прочитав статью одного человека, который написал – «ребят, а web-то изменился, он уже не просто транспортный, мы уже там все создаем контент», и назвали его web 2.0 и все приняли. Все, конечно под этим разные вещи понимают, но это уже не важно. Все просто сказали, что он другой. Вот клауд компьютинг, хоть про него много пишут и кричат, но это по стратегии – через 10 лет.

Тачскрины. Еще одно, на мой взгляд, очень важное направление, которое очень просто для потребителя, для ребенка даже просто. У тачскрина интерфейс дает очень простое восприятие, iPad кстати, очень хороший пример. Причем за ним последует ноутбук, который будет не просто как сейчас перьевым вводом, а именно тачскрином. Кстати, если Apple выпустит ноутбук, который будет тачскрином, значит, выпустит Майкрософт, выпустят и остальные доработанные операционки, которые для нас будут удобны. Что для нас это с вами означает? Что наш сайт должен быть приемлем для работы в таких вариантах, он должен быть доступен в тачскриновом интерфейсе, и я бы подчеркнул еще одно важное изменение.

Традиционные приложения, вот те, к которым мы сегодня привыкли на Винде запускать, да и на mac’е в общем-то традиционно, они станут психологически старыми. Не то, что они будут не функциональными, или станут неудобными, просто люди сделают нерациональный выбор не в их пользу: да, это менее функционально, но зато это доступно везде и я могу в это тыкать, и это очень просто.

А этот телевизор уже не выдумка. Samsung выпускает телевизор, оснащенный скайпом. А вообще я считаю, что будущие телики, они должны быть мощнее даже компьютеров. Уже есть телики на Android, телики, которые содержат Flash, либо браузеры, либо net tv, общее будущее состоит в том, что один сетевой шнурок втыкается в телевизор, он дает вам интернет, он дает вам цифровое телевидение, и вы, в совсем далеком может быть будущем, смотрите уже даже не эфир, а собранные целиком для вас передачи, например ан ютубе.

Один момент, который характерен для нас и будет важен для нас, – сегодня одна из ключевых проблем развития веба как софта, это – стандартизация. Жуткие проблемы с браузерами. Вообще, браузер стал предметом дележки сегмента, борьба за рынок браузеров – это основная конкуренция за то, кто будет контролировать концепцию, на чем будут разрабатывать этого клиента. И сейчас практически вся отрасль объединилась, потому что они хотят единый стандарт. А что HTML 5 будет использоваться во-первых как повод дележки сегмента, в очередной раз будет запущена конкуренция по рынку браузеров, во-вторых, сам по себе HTML 5 содержит в себе несколько очень важных элементов. Я считаю самым важным даже наверное не медийный контент, то что все хотят отказаться от флэша, медиа там гонять по-другому, там есть несколько технологических решений, позволяющих обычное он-лайновое приложение делать оффлайновым и наоборот (например работа с почтой), ну и конечно скорость разработки благодаря интерфейсу HTML 5 - это и есть ключевой момент, который необходим.

Ну и в целом я бы сказал, что то, что мы с вами здесь сидим, и то, что вы этим занимаетесь, это значит, что у вас в ближайшие десять лет будет дофига работы. Потому что вы стоите в правильном месте. На мой взгляд, софт перестанет быть клиентским, потому что все хотят, чтобы он был вебовский, то есть браузерный, тачскриновский и доступный в любых возможностях или каналах.




Новости по теме:

Статьи по теме:

В блогах по теме:

Пресс-релизы по теме:

 

РЕКЛАМА

Новости

Пресс-релизы