Интервью Майкла Аррингтона с Мариссой Мейер: Нам важно доверие каждого пользователя

Интервью главного редактора издания Tech Crunch Майкла Аррингтона (Michael Arrington) и интернет-блоггера Луи ле Мёра (Loic le Meur) с вице-президентом Google по продуктам и пользовательскому опыту Мариссой Мейер в рамках конференции Le Web-2008, которая проходила 9-10 декабря в Париже.

Часть II. Часть I

Оригинал интервью находится по адресу http://www.ustream.tv/recorded/962491

Майкл Аррингтон: А Давайте поговорим о поиске Google вообще. Сейчас вы лидер отрасли. У вас более 60% рынка по ComScore; когда заходит речь об интернет-поиске, большинство пользователей думают о Google. Слово ‘google’ стало общеупотребительным глаголом. Некоторое время назад вас цитировали в блогах вы говорили о том, что 90% в поиске уже сделано, осталось 10%. Я могу несколько неправильно цитировать, но тем не менее. Складывается такое впечатление, что этим вы говорите «мы сделали 90% работы вот так вот супер-просто», хотя с моей точки зрения, поиск все еще крайне несовершенен.

Марисса Мейер: я бы не сказала супер-просто, но достаточно просто.

Майкл Аррингтон: ну да, на это ушло 10 лет работы. А что будет после того, как вы сделаете всю работу? Как вы будете выводить поиск на новый уровень? Не кажется ли вам, что вас слишком много на рынке? Что ваше доминирование затормозит развитие поиска, потому что развитие есть там, где есть конкуренция. Каково на ваш взгляд будущее поиска?

Марисса Мейер: Google всегда расценивал конкуренцию как благотворное явление для пользователя. Нам нужно знать, что есть жесткая конкуренция. Во многом, поиск стал таким в эти 10 лет именно благодаря конкуренции. И когда я говорила о 90/10, это был посыл к известной проблеме 80/20. Как известно, на 20% работы обычно уходит 80% времени. Я хотела сказать, что в поиске все еще сложнее – на создание 10% решения придется затратить 90% усилий. Что касается поиска, мы уже можем искать практически по всем видам контента и у нас есть очень хороший алгоритм ранжирования. В дальнейшем мы будем экспериментировать с тем, как часто, откуда и как пользователь ищет информацию. Сейчас большинство пользователей ищет информацию с лэптопов, печатая ключевые слова в поле. Что если упростить поиск с телефона? А если упростить поиск непосредственно из автомобиля? А если искать не по ключевым словам, а по концептам или голосом? Если появится возможность печатать в виде вопроса, задать вопрос? Мы верим, что эти возможности очень интересны и могут продвинуть поиск дальше.

Кроме того, мы хотим улучшить поиск по новым видам медиа. Сделать ответ в виде 10 ссылок и остальное – другой контент. Сейчас около четверти результатов содержат различные виды медиа. Картинки, видео, новости, книги, блоги. В финале каждая страница будет содержать контент альтернативных медиа. Чтобы на каждый запрос мы могли дать лучший ответом, а не просто набором ссылок.

Луи де Мёр: Марисса, когда появится качественный видеопоиск? У вас есть YouTube и я знаю, что вы делали определенные эксперименты с распознаванием речи в видеоролике. Как вы думаете, будет ли в скором времени доступен настоящий поиск по видео?

Марисса Мейер: в настоящее время мы видим два пути развития технологии видеопоиска: контекстный, когда вы помечаете видеоролик тэгами или перевод голосового сообщения в текст по технологии video-to-text, и дальнейший поиск по этому тексту и собственно видеораспознавание.

Майкл Аррингтон: как далеки мы от этой технологии?

Марисса Мейер: я думаю, что первый вариант может быть доступен и скорее будет развивать видеопоиск, чем распознавание видео. Видеораспознавание усложняется тем, что существует YouTube. Те, кто исследовали технологию видеораспознавания, говорят, что можно распознавать миллионы лиц. К примеру, мы можем научить компьютер тому, как выглядит Синди Кроуфорд и он распознает ее лицо в разных ракурсах и сюжетах. Однако у нас на экранах не сотни тысяч и даже не миллионы лиц, в сюжетах могут мелькать миллиарды людей. При увеличении этого количества с миллиона до миллиарда схожесть лиц разных людей может значительно увеличиваться. В этом я вижу проблему технологии видеораспознавания. Производство контента пользователями делает распознавание сложной задачей.

Майкл Аррингтон: как далеки мы от распознавания даже не лиц людей, а таких объектов как, к примеру, Эйфелева Башня без снабжения изображения метаданными?

Марисса Мейер: я думаю, это вопрос ближайших 5-10 лет. Эта технология позволит создать удобный для пользователя поиск, который мы надеемся представить в следующие 5-10 лет, у нас есть весьма обнадеживающие данные.

Майкл Аррингтон: то есть, у вас нет секретного внутреннего поисковика, который это все уже умеет делать, но вы по каким-то причинам его прячете от нас?

Марисса Мейер: нет. В ближайшее время новые медиа, и персонализация — вот направления, в которых мы будем работать. Когда вы посмотрите на выигравший борьбу поисковик в 2020 году, это будет поисковик, который лучше других понимает вас как пользователя. Ваши предпочтения, ваше месторасположение, чтобы с помощью этого знания дать самый релевантный ответ. Мы хотим знать о вас больше

Луи де Мёр: собирая информацию о людях? Мои персональные данные? Эта слежка может быть страшна.

Марисса Мейер: я хочу подчеркнуть, что мы очень аккуратно относимся к приватности пользовательских данных и абсолютно прозрачны в использовании и хранении, а также даем пользователю право выбора отказаться. Один из аспектов личных данных, который важен для нас сейчас — это географическое местоположение пользователя, еще одно – последний запрос, который вы только что сделали. Это лучшие способы персонализировать поиск. Мы знаем, какой запрос вы задали, какие результаты кликнули, а какие забраковали и таким образом в следующий раз можем выдать лучшие результаты. Мы пока не видим сигналов пользователей. Но в дальнейшем, персонализация будет одной из тенденций успешных поисковиков.

Еще одним аспектом персонализации является социальный аспект. Люди постоянно делают социальные запросы. К примеру, вы прилетели на эту конференцию в Париж: куда можно сходить пообедать, где лучше всего, эти и многие другие вопросы, которые можно задать любому человеку на конференции на самом деле являются ничем иным как «социальными» запросами.
Нам кажется, что социальные запросы наиболее отражают физический мир и мы стараемся улучшить коммуникации между людьми.

Майкл Аррингтон: вы видели стартап от компании Meсhanical Zoo?

Марисса Мейер: да, конечно, это проект был стартован несколькими людьми, работавшими в Google. Мне кажется, что некоторые визуальные аспекты поиска могут быть весьма интересны, я бы хотела увидеть, чего они достигнут.

Майкл Аррингтон: перед вопросами из зала я бы хотел пару секунд уделить обсуждению вопроса локального поиска. Как известно около 70% свободных средств тратиться в пределах 5 миль от собственного дома. И в то же время, удачного продукта по локальному поиску до сих пор нет. Что вы планируете в этой области?

Марисса Мейер: локальный поиск это огромная перспектива нашей компании на 2009 год. Вы совершенно правы, что около 70% свободного дохода тратится в пределах 5 миль от дома. И, как совершенно справедливо отметили, веб вам практически не может в этом помочь.
Сейчас грядет время предрождественских распродаж. Веб не может дать людям ответ на вопрос – могу ли я купить этот товар рядом с домом. В электронной коммерции есть особенность – цена может быть выше из-за стоимости доставки, выше затраты ресурсов, что плохо для экологии.

Электронная коммерция не может ответить на вопрос – есть ли товар где-то рядом, куда можно прийти или подъехать. Поэтому локальный поиск – огромная возможность на 2009 по улучшению такого типа продуктов и использования более таргетированной на локальном уровне рекламы.

Вопрос из зала: я интересуюсь вопросами приватности пользователей во всем мире. Как вам удается находить компромисс между тем, чтобы «не быть злом» и вести бизнес. И какова политика в отношении цензуры, как к примеру, в Китае. Я знаю, что во Франции заблокированы все нацистские сайты. Как вы находите компромисс и какова политика Goоgle в отношении приватности?

Марисса Мейер: в вашем вопросе содержатся два ключевых момента: первый — приватность. Приватность для Google очень важна, так как нам крайне важно доверие пользователей. Все миллионы пользователей важны нам и поэтому мы ценим доверие каждого. Главные принципы приватности это прозрачность, когда пользователь знает какая информация и зачем собирается, вот для чего у нас есть веб-история. В которой видны, какие запросы делал пользователь и какие результаты кликал. Кроме того, у пользователя есть выбор, он может не принимать участия вообще, либо полностью контролировать элементы, которые используются. Удалять поиск, либо ссылки, по которым он кликал.

Что касается политики во Франции и в Китае, мы хотим предоставлять свои сервисы. Мы считаем, что предоставляя свои сервисы, мы приносим пользу. В Китае мы можем выбрать два типа развития бизнеса – участие по правилам либо полное самоустранение. Мы выбираем участие, мы даем пользователям сервисы и продукты и приносим пользу, несмотря на множество спорных моментов.

Основатель Searchengines.ru. С 2005 по 2014 год работал генеральным директором компании "Яндекс.Украина". Основатель и директор крупнейшего коворкинга Одессы — "Терминал 42". Ведет блог, участвует в подкастах. Больше ничего не умеет.