NetPromoter-2010: круглый стол «Тенденции SEO-рынка. Войны роботов»

Завершился второй день конференции Netpromoter-2010 Круглым столом на тему «Тенденции SEO-рынка. Войны роботов» с участием Николая Евдокимова (SeoPult), Евгения Пошибалова (SAPE) и Сергея Людкевича (WebEffector). Ведущим круглого стола выступал Игорь Артеменко (UnMedia).

Ведущий: — Завершающий нашу конференцию круглый стол посвящен тому, зачем автоматизированным системам продвижения их войны, т.е. взаимодействие между собой, или может быть оно какое-то дружественное. И вообще посвящен тенденции автоматизации, которая в последнее время очень ярко и победно вступила на SEO рынок.

Представлю участников, хотя думаю, что в особом представлении они не нуждаются. Сегодня с нами — Евгений Пошибалов (SAPE), Николай Евдокимов (SeoPult), Сергей Людкевич (WebEffector).

С чего мы начнем? Сразу с вопросов, или у вас есть какое-то послание к публике?

Сергей Людкевич: — Как сказал я в конце своего доклада, делайте хорошие сайты, — этого автоматизировать, по-моему, нельзя. Уже пару лет назад автоматизация вышла на рынок SEO, и так получается, что сейчас одной автоматизации недостаточно. Поэтому хотелось бы, чтобы аудитория имела четкое представление, что не будет такого – кнопки «бабло» или «закинуть бабло» и сиди и жди результата. Над сайтом нужно работать, и от этого никуда не денешься.

Евгений Пошибалов: — Я бы для начала хотел поприветствовать аудиторию, потому что мне еще сегодня не приходилось этого делать.

Ведущий: — Пока тебя не было, Костя Леонович сказал, что ссылки – это не главное. Как ты прокомментируешь это высказывание?

Евгений Пошибалов: — Я полностью соглашусь с Сергеем, когда-то это было главным фактором, от которого все зависело, а сейчас все зависит от нескольких десятков факторов.

Николай Евдокимов: — Я продолжу мысль коллег о том, что чем дальше мы движемся к работе с алгоритмами, с поисковыми машинами, тем больше мы понимаем, что нужно работать сразу с большим количеством факторов. На самом деле, для автоматизированных систем продвижения это в любом случае очень хороший тренд, — чем сложнее является область, в которой мы оптимизируем и автоматизируем какие-то ее части, тем больше у нас будет пользователей и в какой-то степени последователей. Таким образом, чем сложнее – тем лучше, как для систем автоматизации, так и для пользователей. Но полностью без головы продвижение вряд ли возможно.

Ведущий: — Чтобы у нас пошел разговор, давайте я задам несколько вопросов и попрошу каждого из участников ответить, а потом пойдут у нас вопросы из зала. Сергей сразу же, в первой же своей реплике, затронул вопрос о том, что что-то можно автоматизировать, а что-то нельзя. Давайте этот вопрос направим создателям, идеологам и представителям своих сервисов и каждого я попрошу ответить, что вы видите возможным для себя еще автоматизировать, кроме того, что вы уже автоматизировали, и каково ваше представление о том, что нельзя будет автоматизировать вашими силами, и что вы вообще не планируете автоматизировать?

Евгений Пошибалов: — Наверное, меня это касается меньше всего, потому что изначально мы сознательно не лезли на клиентский рынок, сложно сказать, было это ошибкой или нет, но зато вместе с нами выросли такие замечательные агрегаторы. Мы, естественно, не стоим на месте, и вводим тоже много новых инструментов, новых параметров в нашу систему, и естественно понимаем, что в какой-то области мы от агрегаторов отстали, но мы обязательно постараемся наверстать это немножко в другой области. В какой? Я думаю, это покажет время, я все карты сейчас раскрывать не буду.

Ведущий: — Вот опять же, Леонович некоторые направления уже раскрыл, работу по инвайтам, т.е. расширение списка услуг у вас, в общем-то, видно.

Евгений Пошибалов: — Да, я именно это имел ввиду. По поводу наших инструментов. Мы собираемся привлекать очень многих людей к их созданию, но пока ничего конкретного сказать не могу.

Ведущий: — Николай, что еще собираетесь автоматизировать и что, по-вашему, автоматизировать не удастся никогда?

Николай Евдокимов: — Ну, если мы будем условно говорить о текущей версии алгоритма поисковой машины Яндекс, мы будем говорить о внутренних факторах, о внешних факторах, о поведенческих факторах. Здесь ручная работа над сайтом и вообще вся сторона сайта, которая связана с конверсией и обработкой того самого посетителя, которого мы так ждем, то эту сторону автоматизировать будет достаточно сложно, и за это мы наверное не беремся и не говорим, что это вообще возможно.

Что касается внутренних факторов, то работа, которую мы сейчас ведем над модулями SEO-help или SEO-аудит, которые сейчас будут выпущены в свет, это как раз напрямую будет связано с работой над внутренними факторами. Также, где-то около года назад, у нас была введена услуга по SEO-контенту, где мы пишем тексты и размещаем их на площадки, ну и так далее. Тоесть, в сторону внутренних факторов работа ведется. Что же касается поведенческих вещей, которые сейчас учитываются поисковым алгоритмом, здесь никакой автоматизации и невозможно себе представить. Это может быть только накрутка, но это такой метод, вы сами понимаете… надо полинтернета заселить ботами. Здесь нужны какие-то точечные и так далее vip-функции, а наш сервис вовсе не подразумевает каких-то таких исключительных действий для определенной части наших клиентов. Мы все-таки стараемся всем предоставлять одно и то же, иначе получится не очень красиво. Но в то же самое время нужно конечно все это делать, и потихонечку в эту сторону двигаться.

Ведущий: — Сергей?

Сергей Людкевич: — Ну, что я могу сказать. Наверное, можно однозначно утверждать, что автоматизация на поведенческие факторы не будет распространяться, потому что это чревато. Чревато тем, что если ты будешь в этом замечен, чтобы далее хорошо ранжироваться, надо будет прикладывать очень большие усилия. Хотя, мы все понимаем, что технически эта задача вполне выполнима, тем не менее, эффективность ее очень туманна.

Что касается ссылочных факторов, то тут мы, конечно, будем стараться их тщательно изучать, все что можно автоматизировать – качество ссылок, тематичность, региональность, в общем, будем стараться обеспечивать сайты качественной с точки зрения поисковых машин на данный момент ссылочной массой. Будет меняться их мнение, будем соответственно подстраиваться. Что касается внутренних факторов, то здесь тоже трудно обеспечить автоматизацию, очень часто это связано с тем, что не каждый продвиженец просто готов необходимые изменения вносить на сайт. Конечно, будет что-то типа консалтинга, советов что лучше, что следовало бы сделать, но вот такого конструктора сайтов, идеального со всех точек зрения, я например не представляю. Наверняка это будет нежизнеспособная вещь. Поэтому нам остается только автоматически производить работу с ссылочной массой.

Ведущий: — Спасибо. Хочу сказать, что вот я, например, не являюсь пользователем ни одной из ваших систем. Я человек уже, в общем-то, не очень молодой, для меня уже айфон – это сложный какой-то агрегат, в котором мне лень разбираться, поэтому я – точно не ваша целевая аудитория. А вот кто ваши типичные и любимые вами пользователи, кто ваша целевая аудитория? Давайте с Сергея начнем в этот раз.

Сергей Людкевич: — Наша любимая аудитория, это все-таки неискушенный сеошник, который не задает много вопросов типа «а почему сделано так, а не вот так» и так далее, а обладает достаточной степенью лояльности, доверяет нам и считает, что мы сделаем свою работу качественно. Что же касается продвинутых и искушенных, то здесь, конечно, гарантировать результат тяжело.

Ведущий: — Можно уточнить, это все-таки непродвинутый сеошник или клиент?

Сергей Людкевич: — Скорее просто непродивнутый в сеошном плане человек, которому нужно продвинуть сайт по каким-то причинам, и который готов доверить нам все, что касается внешних факторов. А что касается внутренних, то мы наоборот будем рады, если он всю свою энергию и азарт сосредоточит именно на этих вещах, потому что это обязательно нужно делать, и это нужно делать ему самому.

Николай Евдокимов: — Наша целевая аудитория условно делится на 3 группы: это SEO-компании, которые продвигают в собственных аккаунтах большое количество сайтов (от 50 и выше), это фрилансеры, у которых 5-10 сайтов, и конечные пользователи. Кто из них более любим или менее любим, это сложно сказать. И у той, и у другой, и у третьей группы периодически возникают совершенно космические вопросы, об этом в общем-то только что говорил Сергей. И в то же самое время большая часть нашей аудитории работает с нами в авторежимах, не открою большой тайны, если скажу, что это более 90% пользователей. Соответственно, эта часть пользователей, хоть и является представителями всех трех названных групп, они являются нашей любимой аудиторией, а остальные конечно очень сильно нагружают наш сайт. В общем, на ком-то одном остановиться достаточно сложно. Сейчас мы стараемся работать в сторону привлечения конечных пользователей в систему, которые продвигают свои собственные проекты, сейчас их доля сравнительно невысока. Наверное, я ответил.

Евгений Пошибалов: — Мы, когда создавались, мы затачивались под SEO-специалистов — компании, фрилансеры и владельцы сайтов. В принципе это те же самые уже названные 3 вида аудитории. Те люди, которые работают в SAPE, это люди, которые сами знают, чего они хотят.

Ведущий: — Но ты не называл еще одну большую группу пользователей, которой нет у двух других автоматизированных систем, — это веб-мастера.

Евгений Пошибалов: — Это владельцы сайтов и есть. В чем отличие? В том, что все-таки как минимум половина нашей аудитории любит работать руками. У нас больше полумиллиона в день пользователей. Через наши поисковые механизмы ищут, фильтруют, пытаются покупать тематические ссылки, региональные, анализируют – в общем, очень много ручного труда. Если у Николая 90% это автоматчики, то у нас примерно 50 на 50.

Ведущий: — На первые, так сказать, затравочные вопросы вы ответили. Давайте отложим разговор о том, что будет дальше на потом, а теперь послушаем вопросы из зала.

Зал: — Не секрет, что все существующие агрегаторы покупают большие массивы ссылок и так как количество блогов в целом является ограниченным, то если их реальное количество исчисляется в сотнях тысяч, то эффективных совсем не так много. Понятно, что огромный массив ссылок купить эффективно и одинаково эффективно крайне сложно. Вопрос – как вы видите в этом будущее агрегаторов?

Вот, на примере Сеопульта видно, потому что был Сеопульт, потом Сеопульт +, где несколько разная комиссия…. Какие тенденции вы будете в этом выделять, может быть за то, чтобы иметь возможность покупать ссылки, которые реально лучше работают, будет доплачиваться дополнительная комиссия, или все равно для всех пользователей останется среднеэффективная стратегия, но при этом комиссия равная?

Николай Евдокимов: — Ну, в Сеопульте, как вы уже сказали, есть Сеопульт и есть Сеопульт + — отфильтрованная база. Мы отделение и какую-то дифференциацию в дальнейшем производить не собираемся. У нас это все останется в двух данных вариантах. Что же касается того, что площадок мало. На самом деле площадок очень много, предложение на этом рынке все еще несравнимо превышает спрос, и мы это можем подтвердить как по потенциальному обороту, так и по фактическому обороту. Мы по большому счету и закупаемся только на самых эффективных площадках, они же и ранжируются на самом деле по эффективности, сначала это самые эффективные площадки, дальше все это спадает вниз… ну это рынок так устроен. Но нормально, все это работает и функционирует.

Сергей Людкевич: — Я могу сказать, что у нас в планах есть создание некого разделения по эффективности и, соответственно, будет повышена комиссия, но это пока в планах, и я не готов пока раскрывать детали.

Зал: — Я, как руководитель компании «ТрафикЛаб», не могу не задать вопрос – когда вы меня уволите? То есть, когда вы и каким образом сделаете систему автоматизированного продвижения по трафику? Когда клиент, которому нужно определенное число посетителей по определенной тематике, по такой-то цене, сможет кинуть денег и получить желаемое?

Николай Евдокимов: — Ну, мы постараемся сделать эту систему где-то к концу ноября месяца. Сейчас активно ведутся работы именно в этом направлении. Что же касается деталей, то тут нужно большую отдельную презентацию делать со всеми скриншотами и так далее, которая сейчас уже есть в работе.

В действительности же по прогнозу собираются ретро-запросы, по прогнозу потенциальных переходов на сайт. Там есть такие штуки, как автопилоты, которые отключают или подключают эти запросы, в зависимости от поведенческих характеристик на сайте, то есть, сайт сможет дать доступ для GoogleAnalitic, а дальше мы начнем оценивать эффективность каждого перешедшего по отказу, по глубине просмотра страниц, по времени проведенному на странице, соответственно, десятки тысяч запросов будут корректироваться в постоянном режиме. Вот, примерно так.

Зал: — И робот будет сайт делать?

Николай Евдокимов: — Нет, робот не будет сайт делать.

Ведущий: — Это уже в феврале только.

Николай Евдокимов: — Боюсь, сайты сделанные роботами, долго не проживут. Потому что на каждого такого робота у Яндекса найдется свой робот.

Евгений Пошибалов: — Могу сказать, что сейчас тема продвижения по трафику лежит на поверхности, поэтому – следите за новостями. Мы тоже работаем в этом направлении. Вопрос только в том, насколько эта тема будет востребована клиентом, если клиент будет готов покупать продвижение по трафику, то, конечно же, это обязательно будет автоматизировано.

Зал: — Вы говорите, что в качестве клиентов хотите видеть представителей бизнесов, которые будут продвигать конкретно свой сайт, а не фрилансеров и сео-компании. Но ведь вполне возможно, что человек придет, вот так вот кинет денег на счет, запустит, ничего не получит, потому что сайт одними ссылками не вытаскивается, и скажет – ваше SEO это полная фигня и никуда не годится.

Николай Евдокимов: — Да, я понял ваш вопрос. Этот момент действительно для нас важен и критичен. Выход на конечного клиента, которого все-таки уже на данный момент достаточное количество в системе, будет напрямую связан с тем, что мы выпустим такую функцию, как менеджерская поддержка. То есть, за группой клиентов будет закреплен менеджер, он будет с ними общаться и работать на тему улучшения внутренних факторов, таких как оптимизация содержания и так далее. Здесь мы думаем, что подобный подход в реализации данной задачи не оттолкнет клиента от SEO-рынка в целом, поскольку услуга будет предлагаться достаточно качественная. В любом случае, услуги, которые предлагаются, это ссылочное ранжирование плюс оптимизация внутренних факторов, плюс звонок приятным голосом по телефону – все эти три части мы хотим реализовать в продукте.

Ведущий: — Вчера, на круглом столе, посвященном клиентскому SEO, говорилось о том, что размер SEO-компаний, их масштабирование – достаточно ограничено, потому что в зависимости от каких-то факторов имеется определенный потолок. Крупные SEO-фабрики, клиентские, в общем-то, все уже дошли до этого потолка и выше не пошли. Как вы считаете, автопродвигаторы могут стать такой фабрикой, у которой потолок гораздо выше?

Николай Евдокимов: — Ну, по сути наверное станем.

Зал: — А чем обусловлен потолок?

Николай Евдокимов: — Потолок в клиентоориентированном бизнесе обусловлен менеджментом. А когда бизнес абсолютно виртуален, какой же там менеджмент?

Зал: — Хочу задать вопрос Евгению и Николаю. Константин Иванович говорил о том, что в нашем SEO идет тенденция к тому, что сейчас происходит на западе – минимальное количество ссылок покупается за большие деньги и т.д. Как вы думаете, у нас скорее продолжится тенденция покупки большого количества ссылок за маленькие деньги или будет по-западному?

Евгений Пошибалов: — Я надеюсь, что все-таки в России до этого не дойдет, но тенденции к этому есть. То есть, какие-то хорошие, дорогие, эксклюзивные или тематические, нишевые ссылки могут послужить основой, фундаментом для дальнейшего продвижения. К этому все идет, и не секрет, что уже есть куча людей, которые этим занимаются и довольно успешно. Единственное, что этот метод не подходит для продвижения по большому количеству запросов. А вот как продвижение по какому-то конкретному запросу, очень важному и интересному, и для наращивания толковой ссылочной массы – будет развиваться и расширяться. А какими именно темпами – пока не понятно.

Николай Евдокимов: — На самом деле рынок-то и начался с покупки небольшого количества ссылок по довольно дорогой цене. Потом пришел SAPE и всех уравнял. Поэтому, если мы говорим о ВЧ, то тенденция будет в эту сторону, но эффективность-то трафика в большинстве секторов лежит на стороне НЧ и СЧ запросов, и это никуда не денется.

Зал: — Расскажите ваше отношение к ссылкам из блогов. Хотелось бы послушать позицию Сеопульта на этот вопрос.

Евгений Пошибалов: — На самом деле тема блогов слеганца уже умирает, это мое мнение. И я слышал мнение других специалистов, что блоги на блог-платформах, засчет своей социальности и общения внутри платформы находятся на второй стадии старения, и все к тому идет, что социальные сети скоро отвоюют у блогов все, что только можно. А если вы про ссылки – то да, они работают. Я, конечно, сам не мерил, как они точно работают, но, по отзывам тех оптимизаторов, которые покупают ссылки на разных блог-системах, знаю, что все хорошо.

Николай Евдокимов: — Я бы так ответил на этот вопрос. Ссылки-то работают, но есть такой нюанс, как принцип их индексации. И скорость индексации получается не настолько интересной, насколько это, в общем-то, себя бы оправдывало при больших объемах при продвижении ссылками из блогов. Т.е. это можно использовать только как дополнительный метод, в какой-то степени даже профилактический. В любом случае панацеей это не станет. Цена ссылки из блога на текущий момент дороже рыночной цены на ссылки с теми же параметрами, в то же самое время она имеет значительно более долгий срок индексации. Т.е. первоначальных вложений в работоспособность такой ссылки, в ее прирост, получается процент значительно высокий.

Ведущий: — Я правильно понял, что скорость индексации ссылки из блогов меньше, чем скорость индексации среднестатистической саповской ссылки?

Николай Евдокимов: — Все еще зависит от возраста поста. Ведь ссылки в старых постах индексируются с огромным трудом. Не надо путать автоматическое продвижение с так называемыми постовыми, с заказом постов. Заказ постов в тех масштабах, которые нужны агрегаторам, просто невозможен. Поэтому для автоматического продвижения блоги мне кажутся бесперспективными.

Зал: — Если вы планируете работать напрямую с клиентами, то существует ли такая возможность, что мы, оптимизаторы, останемся без работы?

Николай Евдокимов: — Оптимизаторы в любом случае будут нужны, просто они превратятся в маркетологов, это звучит куда благородней.

Евгений Пошибалов: — Я с Николаем полностью согласен. И опять же, я напомню, что всегда призывал сосредоточить свои усилия на внутренних факторах, поведенческих факторах, анализе статистики, улучшении юзабилити сайта. Это на самом деле работа довольно квалифицированная, и я буду просто счастлив, если именно оптимизаторы вместо покупки ссылок ударятся в работу с сайтами, и это станет просто-таки трендом.

Ведущий: — Получается такая интересная вещь, что вообще интернет дает возможность, как средство коммуникации, распространять информацию, осуществлять разные виды покупок и т.д. в автоматическом режиме, не взирая на расстояния, без прямого общения лицом к лицу или даже голосом, это, по сути, масштабирование коммуникации. Когда появляется маркетинг в интернете, например, SEO, оно появляется вначале в виде клиентской услуги – т.е. одни люди объясняют другим людям, как можно в интернете продвигаться. Очень странная ситуация, что самая технологическая платформа требует объяснения, вроде бы упростилась коммуникация, но теперь, для того, чтобы с ней работать, опять нужна коммуникация. Потом появляются автоматические системы, биржи ссылок, агрегаторы, черт знает что уже дальше из агрегаторов вырастает, какие-то там комплексные системы, а дальше на этих комплексных системах появляются такие вот еще наросты человеческого общения как интернет-маркетологи, которые в свою очередь должны быть очень профессиональными и грамотными и объяснять людям, что же эти системы вообще делают. Как это так? Почему нельзя ограничиться роботами, почему обязательно еще появляются люди в этой схеме?

Николай Евдокимов: — Робот конверсию не улучшит.

Евгений Пошибалов: — Многие рядовые граждане до сих пор поиском пользуются с трудом, и это сегодня во многих докладах отмечалось. Начнем с того, что даже культуры поиска в поисковых системах нет особой, она, конечно, улучшается, но не так быстро, как хотелось бы.

Ведущий: — Получается, что чем дальше развиваются автоматизированные системы, тем больше потребность в людях, которые объясняют зачем нужны результаты их деятельности клиентам? Если культура низкая?

Евгений Пошибалов: — Поживем – увидим.

Зал: — Вот у меня на практике есть нулевой сайт, через полмесяца после создания, он по всем запросам занял в Яндексе первые места, всего было 25 запросов, тематика – туризм. Вы писали в презентации, что ссылки занимают 35%, как вы можете это объяснить?

Евгений Пошибалов: — А что с сайтом делалось?

Зал: — Проведена была внутренняя оптимизация и не было куплено ни одной ссылки.

Евгений Пошибалов: — Значит, это неконкурентные запросы, раз хватило внутренней оптимизации для того, чтобы обогнать конкурирующие сайты. Да, такое возможно. Весь вопрос в конкурентности запросов, по которым продвигается сайт. Приведите, пожалуйста, пример типичного запроса.

Зал: — Все запросы касаются Украины. Но этот же сайт вышел еще и в Московской выдаче, попав в ТОП-5. Как это может быть?

Ведущий: — Это в конце концов просто стечение обстоятельств. Почитайте форумы, где каждый день обязательно кто-то недоумевает по поводу того, а что, например, вот этот сайт делает на первом месте…. У меня просьба такая, я понимаю, что видя перед собой общепризнанных экспертов, хочется задать какой-то очень животрепещущий и важный лично для вас вопрос, но давайте вернемся к каким-то вопросам более общим и интересующих всех.

Зал: — Сергею вопрос. Вот вы говорите, что надо отходить от банальных схем работы, не продавать эти самые запросы, не давать гарантий, становиться интернет-маркетологами, работать с внутренними факторами, а продавать-то что? Что должно являться продуктом нашей деятельности с вашей точки зрения?

Сергей Людкевич: — Ну не знаю, я по финансовым вопросам не консультирую. И я не маркетолог, я занимаюсь аналитикой, так сказать.

Николай Евдокимов: — Как и раньше придется продавать надежду. Чем торговали все эти годы, тем и будем торговать.

Евгений Пошибалов: — Это уже искусство продавца, продажника, которое и заключается в том, что он сможет продать клиенту в текущих, изменяющихся условиях. Тебе, Костя, прям все сделай – и кнопку «бабло» дай, да еще расскажи, как клиента ублажить. А как работают юристы, например? Ты им платишь за час и получаешь какую-то информацию, если ты веришь этому юристу, то покупаешь его услуги, если нет – то нет.

Зал: — Как-то скучно, хочется какой-то холивар устроить, задать какой-нибудь провокационный вопрос…. Например, такой – какая биржа или агрегатор, из тех, что тут присутствуют, предоставляет лучшие возможности по региональному продвижению? Кто чем может похвалиться? Например, по SAPE по большинству регионов очень скудные выборки, берешь Саратов и совсем небольшое количество сайтов, которых буквально не хватает для того, чтобы закупиться для сайта.

И второй вопрос сразу до кучи – какой агрегатор и что посоветовал бы в том случае, если клиент хочет продвигаться по большому количеству регионов?

Сергей Людкевич: — Вопрос абсолютно нехоливарный. Отвечу сразу по последней части. Здесь закупка ограничивается требованиями алгоритма, т.е. если вы сможете через Яндекс.Вебмастер или Яндекс.Каталог присвоить все нужные регионы своему одному сайту, тогда можно и один сайт с кучей регионов. А если не сможете, но вам очень нужны разные регионы, тогда нужно делать под каждый регион сайт, присваивать ему нужный регион и продвигать каждый отдельно.

Зал: — Я имею ввиду автоматическое продвижение, т.е. какой из агрегаторов предоставляет лучший инструментарий для этого?

Сергей Людкевич: — Я могу сказать от ВебЭффектора, что он будет покупать максимально возможно региональные ссылки, если они есть. Если вы будете продвигать в каком-то регионе, где совсем мрачно с сайтами, например, ямало-ненецкий автономный округ или еще что-нибудь такое, то сами мы сайты не нарисуем….

Ведущий: — Присутствующие здесь агрегаторы закупают ссылки на SAPE, если там ссылок нет, то и у агрегаторов в общем-то их не будет.

Евгений Пошибалов: — Я тоже отвечу на вторую часть вашего вопроса, по поводу разделения сайтов. Вот сколько раз сталкивался практически с этой задачей регионального продвижения, как правило, во всех моих случаях, регионов было несравнимо больше, чем позволяет возможность даже при Яндекс.Каталоге через Вебмастер добавлять. Делаются сетки региональных сайтов, все отдельные сайты с отдельными контактами, с пропиской в регионах и так далее. Многие еще из них добавляются в Яндекс.Каталог сами по отдельности, это тоже получалось делать.

Зал: — У меня вопрос к Николаю и Сергею, как раз про войны роботов. Не секрет, что и Сеопульт и ВебЭфектор генерят не очень хорошие анкоры, согласны?

Сергей Людкевич: — Конечно. Все говорят.

Зал: — Грубо говоря, какие-то слова из запросов там, в анкорах есть, но они содержат кучу нерелевантной разбавки, а теперь вы размещаете эти нерелевантные анкоры на сайтах, потом роботы Яндекса приходят и смотрят – а ведь разбавка какая-то нерелевантная, т.е. тем словам, которые добавляются, сайт не соответствует, и уменьшает влияние ссылочного. А вы все потом ходите и жалуетесь, что уменьшается влияние ссылочного. Мне кажется, что вы сами рубите сук, на котором сидите. Как вы это прокомментируете?

Николай Евдокимов: — Мы ненарочно.

Сергей Людкевич: — Я могу сказать, что мы будем работать над улучшением автоматической генерации анкоров. Но прямо сказать, что там какие-то совсем нерелевантные разбавки и они как-то очень сильно мешают, я не могу. В любой системе есть какой-то процент брака и надо его уменьшать.

Николай Евдокимов: — Смотрите, тут еще вот такой вот момент. Мы вот этот модуль, который у нас вышел, модуль генерации анкоров, он естественно вышел в первой же версии, это еще в конце 8 года, когда мы запустили систему, это единственный модуль над которым мы работали с момента открытия системы и работаем над ним до сих пор. Задача настолько тяжелая и нетривиальная, что какого-то простого и лаконичного красивого решения, без посадки ста человек в каком-то небольшом городе, просто нет. Но мы стараемся улучшать эту ситуацию.

Ведущий: — Я хочу сказать, что из разных углов зала раздаются голоса – а где же обещанная война? Давайте рассмотрим возможности с кем эти самые роботы могут воевать. Чисто теоретически, разумеется. Первое – это Яндекс. Может быть, они воюют с Яндексом? Второе – оптимизаторы тут выражали уже опасения, что война-то идет с ними, а не с кем другим, что роботы воюют с живыми серьезными мужчинами. Третье – может быть роботы воюют друг с другом, причем роботы, находящиеся в разных слоях реальности, в разных весовых категориях, все равно могут друг с другом воевать. Какая война нам интереснее? Может быть, они еще с пользователями своими воюют, или там с клиентами? С кем вообще роботы воевать могут? Какие будут предложения?

Сергей Людкевич: — Ну, сами с собой мы можем начать воевать лишь по единственной причине, качественная ссылочная масса ограничена и может наступить момент, когда ее станет на всех не хватать, и тогда, кто лучше разберется, кто быстрей сориентируется, у кого будут самые качественные доноры, тот и победит. Но до такой ситуации пока еще далеко.

Ведущий: — Хорошо. А знаете ли вы какие-нибудь примеры, когда ваши роботы, допустим, подрались?

Николай Евдокимов: — Да наверное нет. У нас такая нежная и добрая, интеллигентная война за клиента.

Сергей Людкевич: — Но это уже борьба не столько роботов, сколько маркетинга.

Зал: — Вот на днях тут Яндекс объявил, что отменяет SEO-ссылки, с этим-то что делать? Вы же ссылки продаете?

Николай Евдокимов: — Ну, отменил, но это же не повлияло на результаты нашей работы. Будем следить за ситуацией.

Вообще, у меня всегда была такая какая-то мысль, что независимость от алгоритмов Яндекса наступит только в том случае, если мы будем продвигать все сайты. Тогда все равно половина в ТОПе, половина не в ТОПе. Т.е. останутся только какие-то вероятностные вещи.

Ведущий: — Вернемся к роботам. Яндекс – он ведь тоже робот. Ваши роботы лезут к Яндексу, миллионами, десятками обращений в день, как вообще Яндекс это выдерживает? Сервера докупает или что? Вы просто напрягаете Яндекс, но это еще пока не война? Яндекс от этого еще пока не закрывается….

Сергей Людкевич: — Ну и агрегаторы не закрываются, так что надеемся на перемирие. Здесь есть даже возможность диалога. Если мы говорим о проверке индексации, то с ней лучше, наверное, к Яндексу ходить, а если мы говорим про съем позиций, то думаю что есть шанс договориться о предоставлении какого-то специального API или какого-то отдельного сервиса, который будет предоставлять данные позиции – не обращайся в интерфейс, а обращайся на этот сервис. Нужно просто попытаться с Яндексом об этом поговорить.

Николай Евдокимов: — У нас вот не получалось договориться. Потому что действительно, если бы дали хорошую платную версию XML условно, мы бы никакой вот этой чернухи не гнали через свои подсети, это было бы просто ни к чему. Мы тратим деньги – Яндекс их не получает. Мы для каких-то структур организовываем целые рынки, которые связаны с этими многомиллионными обращениями. Зачем? Мы бы могли напрямую платить Яндексу. Здесь только вопрос политики, того, что деньги пахнут, и от сеошников их нельзя получать. Но мы надеемся, что в какой-то момент эта ситуация изменится.

Зал: — Давно уже всем известно, что Яндекс с большой легкостью может отличать SEO-ссылки, как он этим пользуется и что вообще может из этого выйти?

Сергей Людкевич: — Вопрос не в том, что Яндекс с большой долей вероятности умеет определять природу ссылки, вопрос в том, что он с этим будет делать. Судя по всему, по коммерческим запросам он с этим пока ничего не делает, либо делает очень осторожно. По некоммерческим судя по всему да, он такие ссылки фильтрует. Но пока большинство интересует продвижение по коммерческим запросам – это не является проблемой. Если Яндекс изменит свою позицию, ну что – будем тогда иметь Флориду образца 2003 года.

Ведущий: — А ходит Яндекс в SAPE?

Евгений Пошибалов: — Я думаю, что ходит. На самом деле я соглашусь с Сергеем и Николаем в том, что особо-то ему и не нужно заходить. Мы мусолим уже эту тематику полтора года, все уже знают про то, как Яндекс определяет SEO-ссылки, а делает он это с вероятностью 95% и никакого в этом секрета нет. Действительно, по коммерческим запросам логично и вполне понятно, что ничего и не стоит с этим делать. Почему сайт, который вкладывает в себя деньги должен стоять на 10 месте, а сайт, который пришел буквально вчера, должен стоять на первом? Логики большой в этом нет. Единственное, конечно, кроме этого включаются внутренние факторы – насколько хорошо сделан сайт, но в целом, вполне логично, когда сайт вкладывает деньги в себя, и таким способом становится более релевантен.

Николай Евдокимов: — Таким образом, оптимизаторы – это некие санитары леса: хорошим сайтам – хорошие позиции. Деньги вкладывают в ссылки, значит, вкладывают в содержание.

Сергей Людкевич: — Я еще хочу сказать, что в принципе, с точки зрения Яндекса, главный приоритет – это качество поиска. Если бы он считал, что полная фильтрация по коммерческим запросам SEO-ссылок улучшит качество поиска, он наверное давно бы уже это сделал. Если он этого не делает, значит, это ему не очень мешает. А то, что он умеет это делать, видно на некоммерческих запросах.

Зал: — Когда системы автоматизированного продвижения сайтов подключат статьи? Вопрос в основном к Сергею – планируете ли вы такое подключение и когда это будет сделано по срокам?

Сергей Людкевич: — Вы имеете в виду Miralinks? К сожалению, ничего конкретного не могу вам сейчас сказать. Дело в том, что там же разные диалоги, в Miralinks покупается одноразово за достаточно большие деньги…. Я не владею этой информацией и даже не знаю что сказать.

Николай Евдокимов: — Мы занимаемся сейчас подключением статейной биржи Article SAPE. Надеюсь, что в ближайшее время это наконец-то произойдет. Мы уже очень долго на самом деле это делаем, просто у нас затянулся этот процесс. Точной даты я называть не буду, надеюсь, что очень скоро.

Зал: — Вопрос к Николаю. Была озвучена информация о том, что Сеопульт решил переориентироваться на конечных клиентов, и будут даже организованы менеджеры, которые будут помогать конечным клиентам самим продвигать свои ресурсы. Я бы хотел попросить вас нарисовать портрет такого клиента, это организация с одним ресурсом, с двумя, с несколькими регионами, большая-маленькая, каков этот клиент?

Николай Евдокимов: — Портрет с удовольствием нарисую. Это действительно представитель конечного бизнеса, у которого есть сайт, который является для него каналом привлечения аудитории. Это один сайт, скорее всего так, либо сетка связанных каким-то образом между собой сайтов, посвященных одной или смежной проблематике. У нас возникает такой портрет в связи с тем, что мы понимаем, что можем увеличить эффективность продвижения лишь тем способом, если будем активно заставлять пользователя работать с его внутренним содержанием.

Подобного рода менеджерская поддержка это всего лишь своего рода способ повышения эффективности контента. Вот в эту сторону мы хотим двигаться. Потому что то, что касается ссылочной части — все идет в рабочем режиме, а по внутренним факторам работа нашего рекомендатора или того рекомендатора, который сейчас будет называться SEO-help у всех пользователей, она может и не иметь того результата, к которому мы хотим ее привести. Можно назвать это расширенным вариантом SEO-поддержки. Не надо думать о том, что это убьет рынок SEO-агенств и так далее. На самом деле речь идет немного о другом.

Зал: — Сейчас автопродвигаторы уже умеют хорошо продвигать сайты, ими пользуется большое число SEO-компаний, вопрос – планируют ли агрегаторы им предоставить функционал для того, чтобы SEO-компании могли прозрачно общаться с клиентами?

Николай Евдокимов: — У нас как раз вот эта часть разработки, о которой мы говорили, продвижение по трафику, — это маленький кусочек корпоративного аккаунта. В корпоративном аккаунте мы планируем выпустить несколько вещей – это конструктор договоров, коммерческих предложений, опять же тот же самый калькулятор для расчета бюджета и для клиента. Таким образом, мы существенно облегчим труд компаниям, которые только выходят на этот рынок. Можно будет даже на основе своей компании организовать SEO-отдел и весь необходимый функционал здесь будет.

Зал: — Вопрос к Сергею и Николаю. Каково ваше отношение к безанкорному продвижению?

Сергей Людкевич: — Ну что значит «безанкорное продвижение»? Просто с некоторых пор Яндекс все ссылки ранжирует по тому, какая запись идет в анкор-лист и каковы там приоритеты. А что касается ссылок вообще без анкора, есть сейчас такая модная вещь, то тяжело таким способом продвигаться пока, тяжело. Все равно нужны ссылочные динамические.

Николай Евдокимов: — Знаете время от времени на рынке постоянно возникают какие-то странные гипотезы, и у этих гипотез всегда есть последователи. Вообще это все выглядит достаточно необычно, согласитесь, даже вот эта вот гипотеза. Вот и я к этому отношусь с неким скепсисом.

Зал: — Вопрос к Евгеню. Не собираетесь ли вы сделать какую-нибудь SEO-студию, какую-нибудь Гагарин-студио, чтобы SEO занимались?

Евгений Пошибалов: — Ну, худо-бедно и у нас ребята занимаются SEO. А вообще я не вижу особой привлекательности в клиентском бизнесе. Особенно в SEO-бизнесе. У нас SEO предлагается в рамках пакета услуг по созданию сайта и так далее….

Зал: — Слово «война» в названии круглого стола звучит несколько провокационно, вряд ли оно совместимо с таким понятием, как белое SEO, т.е. агрегаторы и сервисы, представителей которых мы видим сейчас на сцене, скорее всего, относятся к SEO серому или даже черному. Есть ли перспектива, что агрегаторы в будущем станут белыми и пушистыми?

Николай Евдокимов: — Это философский вопрос. Но касательно Сеопульта скажу – да.

Ведущий: — Наш круглый стол подходит к концу, давайте каждый из его участников скажет какие-то слова напутствия залу, и на этом мы поставим точку в сегодняшней встрече.

Сергей Людкевич: — Работайте над своими сайтами и счастья вам в личной жизни, здоровья, душевного равновесия. Бизнес у нас очень нервный, очень много неопределенности, поэтому рекомендую относиться ко всему философски, все равно все наладится. Не видьте в поисковых машинах врагов и улучшайте выдачу по мере своих скромных возможностей!

Евгений Пошибалов: — Я попробую выразить нам всем огромную благодарность. «За что» , спросите вы? Вовсе не за то, что вы пользуетесь нами, а за то, что мы развили Рунет за это время! Сколько новых сайтов мы создали, сколько людей мы трудоустроили, сколько в Яндексе людей делом заняты…. Как бы поисковые системы не морщились, говоря что это все плохо, черно и так далее, — ничего подобного. Мы – офигительно продвинули Рунет!

Николай Евдокимов: — Евгений сказал очень жизнеутверждающие слова, я хочу просто пожелать всем спокойствия. Наверное, уже не стоит так нервно ждать апдейтов, а стоит выстраивать модели бизнесов в сторону большей эффективности. Рынок в любом случае динамично меняется, и от этого никуда не деться, поэтому свой продукт всегда нужно будет стараться подкорректировать под новые требования. А мы, в свою очередь, будем стараться ваш труд облегчить. Спасибо вам, что вы пришли, нас выслушали и вообще приняли участие в конференции.

Основатель Searchengines.ru. С 2005 по 2014 год работал генеральным директором компании «Яндекс.Украина». Основатель и директор крупнейшего коворкинга Одессы — «Терминал 42». Ведет блог, участвует в подкастах. Больше ничего не умеет.