Optimization 2010: круглый стол «Ближайшее будущее поисковиков: влияние на поисковую оптимизацию». Часть 2

3

С расшифровкой первой части круглого стола можно ознакомиться здесь

11 ноября, первый день девятой ежегодной конференции «Поисковая оптимизация и продвижение сайтов в интернете» завершился круглым столом по поисковым технологиям на тему «Ближайшее будущее поисковиков: влияние на поисковую оптимизацию».

В обсуждении принимали участие — Роман Козлов (Itim), Сергей Протасов (Рамблер), Александр Садовский (Яндекс), Владислав Шабанов (Mail.ru) и Владимир Офицеров (Google). Вел круглый стол Игорь Ашманов.

Сергей Петренко: – … маркетинговые бюджеты не могут отразить качество продукта, иначе лучшим бы напитком всегда была бы кока-кола.
Игорь Ашманов: — Ну по запросу [кока-кола] сайт Кока-Кола, конечно будет лучшим вариантом.
Сергей Петренко: – Но это же не значит, что это лучший напиток!
Игорь Ашманов: — А по запросу [напиток] тоже, наверное, лучший вариант. Но если твоя выдача будет содержать ранжированный список напитков, начиная с кока-колы и кончая каким-то Классом, который сейчас больше всех рекламируется, то, наверное, это будет хорошая выдача, нет?
Сергей Петренко: – Не уверен. Вообще вся тема началась с коммерческих запросов. Можно поспорить запрос [напиток] – коммерческий или нет, но запрос [пластиковые окна] – коммерческий.
Игорь Ашманов: — Ну смотри, Сергей, по пластиковым окнам видно, что там реально люди вкладываются очень сильно. На самом деле выдача Яндекса, например, я уж не знаю там про Рамблер, она просто коррелирует с маркетинговыми бюджетами, с затратами на оптимизаторов и т.д. Известно, например, про первое место, сколько тысяч рублей в месяц оно стоит. С другой стороны, если не использовать социальные сети и всякие там способы управления репутацией, то ты же не узнаешь, хорошо они обслуживают или нет. И никак не узнаешь, никак, если ты не будешь анализировать блоги или отзывы.
Вот есть там «окна Cario», например. Она дорогая компания, ставит эти окна, а через 3 года они начинают барахлить и не закрываться. Это плохая компания или нет? И как об этом может узнать Яндекс, только по отзывам наверное?
Зал: – Можно я все-таки немного разовью свою мысль? Про кока-колу – хороший пример. Идет человек по улице – и везде написано «кока-кола», идет в метро, в магазин и там тоже везде – «кока-кола», покупает журнал, смотрит телевизор – там то же самое. Выходит в интернет, интернет – это то, что Яндекс, а там – не кока-кола!
Александр Садовский: — Единственное чистое место получается.
Зал: – То есть, либо Яндекс действительно себя позиционирует как единственное чистое место в информационной среде, либо люди впадут в недоумение, почему здесь этого нет?
Александр Садовский: — Я так понял, что надо заменить [пластиковые окна] на [кока-кола]?
Зал: – Нет.
Сергей Петренко: – Я думаю, что тут немного другое. Должно же быть где-то место, где рекламируется водка.
Александр Садовский: — Так у нас есть место на морде. Если она хочет, мы панель бара можем покрасить красным цветом и написать «кока-кола» и вот тогда будет «кока-кола» для 40 млн. населения.
Игорь Ашманов: — И стоить это будет всего три с половиной миллиарда долларов, правильно я понимаю?
Александр Садовский: — Нет, у нас есть флэшовый баннер, который пока продается меньше чем за 3 с половиной млрд. долларов, но если ты готов заплатить, мы можем пересмотреть все.
Зал: — Можно я вернусь к теме ссылок? Александр, вопрос к вам. Отрицаете ли вы то, что покупка ссылок на бирже SAPE может как-то препятствовать попаданию сайта в топ? Если это не основной какой-то параметр, а используемый в совокупности с какими-то другими?
Игорь Ашманов: — Саш, вот ты обижался на слово «подозреваемый», так вот ты отрицаешь это или нет?
Александр Садовский: — То есть, вы говорите о том, что вы покупаете в Сапе ссылки на свой сайт, который не в топе, и спрашиваете, может ли это как-то препятствовать попаданию в топ?
Мы стараемся, чтобы ссылки не учитывались. Конечно, согласно алгоритму вероятности, может случиться, что это будет препятствовать, но вероятность этого небольшая. В принципе, мы наказываем площадки, которые ставят ссылки на вас. Поэтому рано или поздно вас от вас все равно будут не любить.
Зал: — Ну, среди оптимизаторов же ходят легенды о бэкграундных ссылках, о понижении сайтов конкурентов, путем закупки подобных ссылок…
Сергей Петренко: – Я думаю, что ответ на этот вопрос должен выглядеть так – поможет, не повредит
Александр Садовский: — В будущем мы будем рассматривать вариант, чтобы это вредило особо активным покупателям. Но здесь должна быть уверенность, что это именно этот…
Игорь Ашманов: — Тот, кто внимательно следит за биржами ссылок, говорит, что там есть ссылки забаненные и заведомо плохие, и их покупают. Это значит, что люди, которые их покупают, что-то такое имеют ввиду, покупая заведомо плохие, не работающие ссылки. Может быть они все-таки работают в минус?
Сергей Петренко: – Может, это Рамблер?
(Смех в зале и аплодисменты)
Зал: — Речь идет о двух факторах, как вы вчера объясняли, которые влияют. Не легче ли честно предложить пользователям поисковых систем выбрать, какую выдачу они хотят смотреть? Например, одни захотят смотреть без учета всех ссылок, другие…
Александр Садовский: — Вы хотите это предложить сорока миллионам пользователей?
Зал: — …другие, которые ищут коммерческие запросы, они могут выбрать – с учетом двух факторов, которые вы называли, и третий вариант – если вы считаете все ссылки без пессимизации, например для тех, кто хочет посмотреть – а кто самый богатый, кто больше всего покупает ссылок?
Александр Садовский: — Вы извините, но вы говорите о каком-то маргинальном сервисе для оптимизаторов.
Зал: — Нет, это будет три галочки, и пользователь будет понимать в какой именно базе он ищет. Есть три выдачи, а я где хочу – там себе ищу.
Александр Садовский: — Вы хотите, заходя на М-Видео, видеть один вид выдачи с товаром б/у, второй с товаром с витрины, а третий с нормальным, какой будет выбор пользователя?
Зал: — Но вы сами говорили, что алгоритмы несовершенны и соответственно они могут ошибиться. Я бы, например, без учета ссылок хотел бы посмотреть, какой сайт по всем остальным факторам виден, не считая тех двух ссылочных факторов, понимаете?

Александр Садовский: — Алгоритмы несовершенны в том смысле, что они хороши настолько, насколько мы могли сделать на сегодняшний день. И если мы попробовали с ссылками, то значит, текущая версия без активного учета ссылок, лучше.
Владимир Офицеров: – Все-таки такой сервис, где нужно ставить галочку напротив каждого фактора, он бы позволил очень быстро установить формулу ранжирования, а этого не очень хочется на самом деле.
Игорь Ашманов: — Правильнее и честнее было бы сделать тысячу галочек.
Сергей Петренко: – Вообще, год где-то назад, в саппорт Яндекса пришло письмо: «Пацаны, а мы вот тут думаем, а будет круто, если вы учтете пожелания тех, кому не хочется видеть результаты поиска слева, а Директ справа, сделайте, чтобы было наоборот!»
Игорь Ашманов: — Я предлагаю все-таки оставить ссылки в покое, потому что нам уже объяснили, что это прошлое и они рано или поздно умрут. Давайте, может, про будущее поговорим?
Зал: — В принципе, поисковая система ищет по тексту, т.е. по текстовой информации, но вот допустим есть старый хороший сайт, продающий букеты, и когда пользователь выбирает букеты, он хочет увидеть просто фотографии букетов с ценами, и какого-то текста ему не нужно, а нам вот приходится писать какой-то текст, абсолютно неинформативный для пользователя, исключительно для того, чтобы продвинуться. Вам не кажется это не логичным? Потому что у меня сайт человеческий, и от того, что я уберу эти тексты, он не потеряет своей человечности.
Александр Садовский: — Вы пробовали убирать?
Зал: — Честно говоря, очень боюсь.
Александр Садовский: — Попробуйте! Гипотеза, что поисковые системы ищут по тексту, была актуальна примерно до 2005 года. Вы, наверное, старые книжки читали. Поисковые системы сейчас учитывают очень много факторов, которые могут говорить, например о том, то по поисковому запросу [букеты] этот сайт активно двигали, или что у него интересная аудитория, которая надолго задерживается…. И этого бывает достаточно.
Владимир Офицеров: — Мне показалось, что [букеты] – это не совсем коммерческий запрос, люди ищут картинки с букетами, и чтобы там цены были, это, по-моему, лишнее.
Игорь Ашманов: — Речь шла о доставке букетов, о доставке цветов.
Владимир Офицеров: – [Доставка букетов] – это другой запрос.
Игорь Ашманов: — Смотрите, это вопрос надо было рассматривать на примере гораздо более простом и понятном – на запросе [порно]. Вот нужно ли на сайте с порнографией специально вводить какой-то текст? Нет, достаточно просто иметь хороший порно-сайт, и он будет найден по запросу [порно]. Тут ведь уже не важно, коммерческий или некоммерческий запрос.
Александр Садовский: — Порно нужно искать в картинках и видео.
Зал: — Вопрос поисковым системам по поводу поиска нетекстовых файлов – аудио файлов, видео файлов и по поводу нарушения авторских прав в этой связи. Г-н Садовский в своем докладе эту тему затрагивал, что в Яндексе это искать хорошо, а в Google не очень, можно на эту тему немножечко поподробнее?
И каковы перспективы развития поиска этих файлов? И по поводу торрентов тоже вопрос, насколько это хорошо и будет ли эта тема развиваться?
Александр Садовский: — Поиск по аудио и видео изображениям есть давно, до некоторых пор все поисковые системы искали текст в окружающем аудио и видео, метатегам. С недавних пор, в ряде случаев мы научились искать, глядя на изображение. Мы умеем определять цветовую гамму, умеем определять портреты, и недавно научились искать похожие изображения по контенту. Это не глядя на слова, а глядя на сами изображения. И этот алгоритм постоянно улучшается, т.е. в будущем мы придем к какому-то подобию распознавания изображений, и тогда можно будет говорить об очень большой полноте и точности поиска. С точки зрения видео пока такого не происходит, поскольку это более трудоемкий процесс, и возможно, Гуглу здесь легче, потому что у него Ютуб есть свой, а нам нужно выкачивать большие объемы. Но я думаю, что мы этому тоже научимся.
Что касается аудио, я думаю, вы имеете в виду, прежде всего музыку, потому что аудио файлы как таковые пока не очень распространены, [аудио книги] — это довольно редкий запрос. В музыке мы умеем понимать, что 2 трека одинаковые, умеем находить только один из них, умеем распознавать дубликаты и в этом смысле поиск у нас довольно качественный. Мы постоянно работаем над ним, и работаем с двух точек зрения, в т.ч. и с точки зрения прослушки.
Что касается ответа на второй вопрос, то проблема авторских прав мне не очень понятна, как вы ее формулируете. То есть, хочет ли поисковая система бороться за авторские права, уничтожая весь неавторский контент и взяв на себя функции определения, кто автор, а кто нет, так?
Зал: — Нет. Я по поводу того, что автор выкладывает свою композицию и предлагает ее скачать за деньги, а поисковые системы могут дать ссылку на торрент, где ее можно скачать бесплатно.
Александр Садовский: — Мы, и я думаю, что Гугл тоже, ничего не знаем о том, кто автор MP3, выложил ли он добровольно и свой личный файл или нет. Что же касается Яндекс.Музыки, то там абсолютно все легально, мы закупаем музыку у мейджеров, и если автор хочет продавать свою музыку, пожалуйста, пусть заключает договор с мейджером, мы все больше и больше учитываем, и количество треков растет.
Игорь Ашманов: — Вопрос вот в чем. Если вы знаете, что этот трек лицензионный, то что вы делаете с остальными его вхождениями? И как вы выбираете, что вот этот считаете основным, а остальные – его дубликаты?
Александр Садовский: — Ну, грубо – по релевантности. Мы показываем первую копию, которая самая релевантная.
Игорь Ашманов: — А может ли автор рассчитывать, или наоборот ужасаться тому обстоятельству, что как только его трек попал в Яндекс.Музыку, после этого его нигде больше на просторах интернета найти больше будет нельзя?
Александр Садовский: — Мы на сегодняшний день не предпринимаем таких мер, потому что мы не знаем, добровольно или нет выложен этот MP3. Есть масса лицензионной музыки, которая выложена на сайтах групп и на других сайтах, которая вполне лицензионна и доступна для скачивания. Это была точка зрения Яндекса, а про Гугл Володя расскажет.
Владимир Офицеров: — Ну, касательно авторских прав – это действительно большая проблема. В частности в Google есть точно такой же поиск музыки, где вы можете ее прослушать, но музыкальные компании не имеют никаких прав на то, чтобы показывать этот контент в России.
Поиск нелицензионного контента – это очень сложно сделать, когда находится на других хостах, по той простой причине, что этот контент на самом деле просто закрыт от роботов. Очень часто требуют регистрации для того, чтобы его сгрузить. Когда контент доступен внутри Google, есть специальные инструменты, которые позволяют владельцам контента находить нелицензионные копии, и Google с этим достаточно успешно борется. На Ютубе процент нелегально скопированных видео роликов очень низкий.
Игорь Ашманов: — Я прошу прощения, давайте не будем дискуссию устраивать, примерно уже ответили на ваш вопрос, давайте пойдем дальше, потому что еще вон сколько желающих.
Владимир Офицеров: – И последний вопрос насчет того, что мы будем делать с поиском контента, который не хотят сгрузить. Это называется цензурой, и до сегодняшнего дня поисковые машины пытались отстраниться от этой проблемы, говоря, что это не та проблема, которую мы хотим решать. То есть с законом мы будем пытаться жить в согласии, с законом нужно дружить.
Владислав Шабанов: – То есть, платить Михалкову какой-то 1%.
Зал: — У меня вопрос к Александру Садовскому все-таки еще по поводу отказа от покупных ссылок. Понятно, что в коммерческих конкурентных тематиках очень много сайтов будет, которые имеют примерно одинаковое качество текста, структуры, юзабилити, и наверное большую роль будут играть естественные ссылки, которые ведут на тот или иной сайт. Ясно, что у компании в коммерческой тематике это скорее должны быть отзывы клиентов, но при этом понятно также, что удовлетворенные клиенты, они редко ходят и оставляют отзывы, что они получили очень хороший сервис. А неудовлетворенные клиенты соответственно гораздо чаще будут это делать. Не получится ли так, что при всех одинаковых характеристиках, при равных количествах внутренних и внешних ссылок, один сайт будет ранжироваться хуже другого из-за вот этих негативных отзывов?
Александр Садовский: — Не получится. Во-первых, у вас мир какой-то черно-белый: все, что не текст – только ссылки. В мире есть еще много всего разного. Если же говорить конкретно про отзывы, то посмотрите, например, отзывы про платные приложения, они почти всегда бывают объективны, а где бесплатные приложения – там отзывы бывают странные. Т. е., человек если купил, то он и хвалит и ругает, с равной вероятностью, но более менее объективно. Я не думаю, что клиент, который остался в восторге от сервиса, поленится пойти и написать отзыв. Я знаю достаточно много людей, которые способны написать положительный отзыв, точно также как и отрицательный. Это только кажется, что люди пишут только о плохом.
Игорь Ашманов: — Но все говорят, что пишут в основном только о плохом.
Александр Садовский: — Но пропорция-то известна. И если о компании написан один отзыв плохой, то понятно, что это не говорит ни о чем, но если написано сто отзывов и только плохих, то это в некотором смысле уже показатель.
Зал: — Но при этом они имеют больше естественных ссылок с авторитетных ресурсов, которые пишут про них плохие отзывы.
Александр Садовский: — А причем здесь ссылки?
Зал: — Ну все равно ведь естественное ссылочное ранжирование будет оставаться, и они будут иметь естественные ссылки с каких-то мощных порталов, а в статьях будет писаться о том, как плохо они работают.
Александр Садовский: — Ну и на что влияет количество ссылок?
Игорь Ашманов: — Смотрите, Яндекс не может построить так алгоритм, чтобы он выдерживал атаки на вашу компанию либо действительно недовольных клиентов, либо врагов-конкурентов, которые заказали черный PR. Просто это не задача Яндекса. Если кто-то, какие-то люди, сознательно тратят деньги на то, чтобы на вас наставить плохих ссылок или плохих отзывов, то Яндекс это учтет так, как он это учитывает. Вам нужно соответственно заняться исправлением репутации примерно в таком же ключе, а как еще? В общем, если бригада людей работает против вас, то робот Яндекса не может погасить этого, это не его задача.
Александр Садовский: — Здесь можно провести аналогию в интернете. Если на ваш сайт идет ДОС-атака, и наша задача понять, кто устроил ДОС-атаку, и честная она или нет.
Зал: – Александр, у меня просто есть доступ к сервису, где люди оставляют отзывы, причем не о товарах, которые покупают в онлайне, а про чисто оффлайновые продажи. Речь идет конкретно об автомобилях. Так вот я вам хочу сказать, что очень четко я вижу, что отзывы оставляются только негативные.
Александр Садовский: — Значит, система так устроена.
Зал: – Нет, не в этом дело.
Александр Садовский: — Вы читали книжку «Клиенты на всю жизнь» про автодилеров?
Зал: – Да не суть важно.
Александр Садовский: — Там рассказывается, как собрать положительные отзывы.
Игорь Ашманов: — Просто у вас там пишут какие-то фанаты скандалов.
Владислав Шабанов: – Да никакие не фанаты скандалов, просто человек пришел в автосалон, купил что-то и довольный уехал, а если он приехал и его там обманули, кинули, обворовали, у него полно негатива и он идет и целенаправленно ищет, где бы высказаться.
Александр Садовский: — У вас какое-то упрощенное представление о людях. У людей есть ожидания, он идет и ждет какого-то сервиса. Если эти ожидания обманули, дали машину поцарапанную или еще что-нибудь, он конечно же об этом напишет, но он также напишет и о превзойденных ожиданиях. Значит, ни один автосалон не превосходит ожидания, они вписываются в определенную норму, и только. Значит, там хреновейший сервис, который ни разу не заставил человека быть в восторге.
Помнится однажды у меня был восторг от того, как работал кассир на курском ж/д вокзале. Просто человек реально любит свою работу, и сделал все, чтобы обслужить меня в минимальное время, и дать мне самый удобный билет. Это редчайший случай, когда человек может, даже на такой казалось бы позиции, превзойти ожидания.
Ашманов: — А что ты сделал, кроме того, что сейчас ты его похвалил?
Александр Садовский: — Я привел пример, как люди иногда превосходят ожидания. Я писал в фирмы, которые мне показывали классный сервис, благодарности и конкретным людям.
Игорь Ашманов: — Ты же, как вы пишете на майках «не релевантен» и не наша целевая аудитория.
Александр Садовский: — Еще раз – важна разница между превзошедшими ожиданиями и теми ожиданиями, если порог маленький, то значит, автодилеры работают плохо. Потому что если прийти просто дать машину, просто обслужить, когда человек платит такие деньги, у него очень высокие ожидания, очень. Чтобы превзойти их, нужно сделать реально качественный сервис. Почитайте книгу «Клиенты на всю жизнь» Карла Сьюэлла, это лучший автодилер америки, там рассказывается, как они превосходят многие вещи.
Зал: — Да я не о том говорю! Я говорю, что человек, покупающий что-то в оффлайне, не пойдет потом расписывать как все было хорошо и как все здорово, он пойдет только если это будет в социальной сети и его прямо кто-то спросит. Но это будет не в вебе, а в социальной сети.

Владислав Шабанов: – Пожалуй, один единственный технически достижимый, хотя и не во всех случаях, способ реально измерять эти вещи, может быть только такой – если дали в поисковый запрос название дилера, а через три месяца этот же человек дал запрос – замена какой-нибудь детали или гарантийный ремонт. Это принципиально отличается от того, о чем говорит Александр про отзывы. Потому что действительно, когда человеку все нормально, ему лень писать положительные отзывы, но когда что-то плохо, людям реально не лень писать отрицательные отзывы. Это точно совершенно.
Александр Садовский: — Вот к чему это слово «нормально»? Я говорю не про нормально, а про то, что мы не умеем восхищать людей. Вот еще один реальный пример, прошлым летом мы ездили с семьей в Барселону, и там были классные апартаменты. Реально классный сервис – нас встретили, разместили, были дешево, удобно, выше всяческих ожиданий – в общем, был полный комплект. Не только я написал положительный отзыв на сайте, на сайте довольно много было положительных отзывов других людей. Это значит, что люди не ленятся делать что-то, чтобы превосходить ожидания.
Игорь Ашманов: – Вот нет чтобы добавить трастовость этому сайту, поднять его повыше!
Александр Садовский: — Мы испанские сайты на тот момент пока не очень индексировали.
Зал: — Заявленная тема круглого стола «Будущее поисковых систем», хотелось бы узнать мнение участников круглого стола.
Игорь Ашманов: — Да, может, поговорим уже. Уже понятно, что ссылки уже не рулят, Page Rank умирает…
Зал: – Но еще остался важный вопрос к Александру Садовскому.
Александр Садовский: — Про платные ссылки?
Зал: — Нет, про региональные привязки. Если сайт зарегистрирован в Яндекс.Каталоге, то в принципе до 7 регионов можно добавить, и общеизвестное условие это фактическое нахождение там офиса или представительства компании в этом регионе, и тогда можно добавить регион сайта. Еще есть какие-то условия, при которых можно добавить регион?
Александр Садовский: — Давайте все-таки поговорим о будущем поисковых систем, а я вам отвечу на вопрос в кулуарах, вряд ли он всем интересен.
Игорь Ашманов: — Конечно, дело в том, что вы еще 2 часа или здесь или в фойе поговорить с Александром Садовским. Потом, после круглого стола. Ну, что про будущее? Давайте, кто хочет? Чтоб не Яндекс, потому что…
Александр Садовский: — Будущее Яндекса предопределено?
Игорь Ашманов: — Нет, просто ты уже забрал больше времени, чем доля Яндекса на поисковом рынке.
Владимир Офицеров: – Ну, если посмотреть на тенденцию последних лет, то достаточно легко прогнозировать, что будет с поисковыми машинами в будущем. И одна категория, по которым их можно измерять, это персонализация. Персонализация может быть более грубой – на уровне регионов, и намного более локальной – на уровне ваших друзей и вашей социальной сети. И, может быть, еще более локальной, связанной с тем местом, где вы находитесь, и комбинацией подобного рода факторов.
Второе, — это некая попытка привнести ответ на ваш вопрос прямо на страницу поиска. Я понимаю, что это удар по людям, которые создают контент и хотят привлечь пользователя на свои сайты, но я должен сказать следующее, что пользователи все равно придут. К хорошему контенту, к хорошему сайту пользователи все равно придут, и поисковые системы не пытаются отнять ваш бизнес. Все, что мы пытаемся сделать, мы пытаемся отправить хорошего пользователя, с хорошим понимаем того, что он хочет, на тот сайт, который ему действительно нужен. Это все относится к тому, что поисковая система станет более интеллигентной.
Игорь Ашманов: — Гугл все-таки сожрет нас, все остальные поисковики, или нет? Нам же это важно знать.
Александр Садовский: — Вопрос звучит по-другому, судя по теме, — есть ли будущее у Гугла?
Владимир Офицеров: – Ну, я за будущее Гугла наверное бы не беспокоился бы.
Александр Садовский: — Я добавлю еще немного, чтобы пробить тему персонализации, про которую согласен, что все будут двигаться в эту сторону и к большему учету локальности. И есть еще один тренд, довольно заметный на рынке, это мобильность. Сейчас все больше появляется мобильных устройств, которые позволяют, не ломая пальцы, голову и глаза, относительно удобным способом получить доступ в интернет. И таких устройств будет становиться все больше, сейчас доля мобильного рынка весьма значимая, и есть прогнозы, что количество пользователей мобильного интернета к 2012 году сравняется с десктопами. И это означает, что будет движение как по приспособления сайтов к мобильному интернету, так и по созданию приложений для этого мобильного интернета.
Игорь Ашманов: — Саша, но там ведь есть одна проблема, что и конкуренции там совсем другие. Надо покупать место просто у производителей платформ, правильно? Вы же не сможете на Андроид поставить Яндекс дефолтным поисковиком.
Александр Садовский: — Ты прав, там довольно жесткая конкуренция. Но тот, у кого есть самый хороший и удобный ответ на потребности мобильного пользователя, тот имеет возможность, не смотря на все платформы успешно конкурировать.
Роман Козлов: – Я бы даже немножко развил эту мысль. На самом деле, мне кажется, нас ждет некоторый отход от поисковой строки вообще. Голос это уже очень просто пример, гораздо более сложный – фотография или просто показать мобильником на что-то, спросив что это такое, либо спросить у мобильника как туда попасть. Тоже по-моему тренд, находящийся сейчас пока в зачаточном состоянии.
Игорь Ашманов: — Ну а сколько такого рода запросов может быть? Есть ведь еще запросы, которые к этому ни к чему не сводятся. Например, купить холодильник. Ты же не можешь ходить, искать холодильник, чтобы показать его своему мобильнику, правильно?
Роман Козлов: – Я не сказал, что полностью, я сказал, что доля уменьшится очень сильно. Безусловно, всегда останется текстовый ввод, это вообще классика.
Сергей Протасов: – Допустим, если мы будем рассматривать будущее библиотек, я бы сказал, что библиотеки скорее всего не изменятся в ближайшем будущем. Так и поиск. Это отлаженная технология, может быть, добавятся несколько фишек, но сама суть поиска останется неизменной. Будет поисковая строка, будут разные примочки, живой поиск, предпросмотр, но не более того.
Игорь Ашманов: — Ну вот смотри, еще год назад, ты не про какой живой поиск не сказал бы.
Сергей Протасов: – Это идеи, которые в общем-то зависят от скорости доступа в интернет, и способности компьютера исполнять код. Как только мощности компьютеров начинают расти, появляются такие возможности. И, в принципе, там не так уж и много идей.
Зал: — Так как сейчас сайты больше переходят на flash-технологии, на java-скрипты, чтобы повысить свою эффективность для пользователя. Насколько они будут читабельны для поисковых систем, и насколько они сейчас читаемы? Все больше и больше информации переносится на flash.
Сергей Протасов: – На самом деле flash – это очень большая проблема для нас, нужно думать, как парсить все это дело, разбирать по косточкам, и пока это дорого, но потом как-нибудь это придумают, а когда придумают, это будет возможно, и тогда будет поиск по flash.
Игорь Ашманов: — Но к этому времени везде будет HTML 5, а также у всех будут айпады.
Александр Садовский: — Я считаю, что сам flash по себе растет активно и будет расти. Это недоказанный тезис.

Владимир Офицеров: — На сегодняшний день Google делает все, чтобы индексировать содержимое страниц насколько это вообще возможно, включая flash и другие вещи, которые вставлены в страницы, включая картинки, музыку и другие объекты. Но, честно говоря, видно, что тенденция движется к HTML 5 и более динамичным страницам. Было несколько предложений со стороны Google администраторам, которые делают сайты на java-скрипте, которые позволяют поисковой машине видеть сайт так, как его видят пользователи, для этого надо ввести 2 хэш-тега для документа, и тогда Google выполнит этот java-скрипт во время крола. Но, не смотря на это, то, что видит пользователь и то, что видит поисковая машина, всегда будет отличаться. И особенно в свете последних тенденций, когда поисковые машины перестали индексировать количество ключевых слов на странице. Это внедрение, которое было сделано недавно с предпросмотром, оно показывает, что страницы можно увидеть так, как их видит браузер, и получить практически всю информацию, которая на странице доступна. Я думаю, что со временем, эта технология будет совершенствоваться, и рано или поздно поисковая система начнет показывать эту страницу так, как ее видит пользователь.
Зал: — Вопрос про будущее интернета, про будущее поисковиков: каким вы видите, или хотели бы видеть модель урегулирования деятельности поисковых машин, как крупнейших ?…
Александр Садовский: — Лучшее доказательство то, которое не мешает работать, а помогает.
Владимир Офицеров: — Очень хотелось бы видеть законодательство на счет спама.
Игорь Ашманов: — Поискового спама?
Александр Садовский: — Если вы просто начнете вмешиваться в текущие уровни понимания что такое поисковый спам, а что такое нет, боюсь что может получиться только хуже.
Игорь Ашманов: — Государство должно принять закон, что поисковый спам это плохо. А судьей будет служить Яндекс, или Гугл. Яндекс говорит – «Этот человек создал сайт, который является поисковым спамом, находит его в Фейсбуке, и показывает его правоохранительным органам».
Александр Садовский: — Получается, что Яндекс может вести еще и адвокатский бизнес.
Игорь Ашманов: — Адвокаты на этом точно наварятся, можете не сомневаться.
Владимир Офицеров: — Большое количество проблем было бы решено, если бы нельзя было регистрировать домены анонимно. Большая часть спама – это сайты с доменов, зарегистрированных анонимно. Если бы за таким доменом стоял реальный человек или реальная организация, которая купила домен на 10 лет, было бы больше шансов что с такого сайта не будут спамить.
Александр Садовский: — Я не хочу говорить в общем, действительно все распадается на кучу разных моментов. Есть моменты, в которых мы уже столкнулись с бездействием законодательства, но этих моментов не так много. Один из них – большое количество страниц с вредоносным кодом, которые использовали возможность требовать с пользователей деньги через смс, через анонимных агрегаторов, которых покрывали операторы сотовой связи. В области этих агрегаторов законодательство выстроено очень плохо, и привлечь к ответственности их сложно. Мы могли бы уберечь многих пользователей от этой заразы, если бы наше законодательство было лучше выстроено.
Я говорю о случаях, когда человек, например, заходит в Контакт, скачивает какое-то приложение, устанавливает его и, при следующей попытке зайти на сайт, появлялось сообщение о том, что сайт заблокирован с предложением отправить смс за определенное количество денег, после чего сайт разблокируют.
Игорь Ашманов: — По-моему это классическом мошенничество.
Александр Садовский: — Юридическая ответственность за такие вещи настолько размыта, что привлечь таких людей непросто.
Владимир Офицеров: — Как я и упоминал, подобных мошенников находить было бы гораздо проще, если было бы известно на кого зарегистрирован их сайт, если бы это был реальный человек, у которого есть реальные имя, фамилия и паспорт.
Игорь Ашманов: — Заметим, что тем временем поисковики сделали попытку получить иммунитет от уголовного преследования в случае, если они являются пособниками при нахождении какого-то нехорошего контента. Недавно представители поисковиков ходили во власть с просьбой дать им подобный иммунитет. То, что называется safe harbor в штатах.
Яндекс даже выиграл пару таких судов, когда суд признал, что он не способствует и не является распространителем подобной информации.
Александр Садовский: — Хочется, чтобы законодательство хотя бы не мешало сложившейся экосистеме в интернете, а помогало.
Зал: — Я хотел бы вернуться к вопросу flash. Возможно, что растущее количество сайта на flash не доказано, но контента на нем становится гораздо больше – видео. Индексировать его, мягко говоря, сложно, потому что надо распознавать сначала. Отсюда я вижу, особенно у Google, движение в сторону каких-то речевых технологий, не столь давно вы представляли голосовой поиск. Задачи оцифровки и распознавания подобного контента являются для вас каким-либо приоритетом при создании речевых технологий? И не могли бы вы рассказать, на сколько хорошо голосовой поиск пошел в России?
Владимир Офицеров: — К сожалению, я разработчик, а не продавец, поэтому я не могу сказать, как пошел или не пошел, голосовой поиск в России. Все, что я могу сказать, это о распознавании медиа-контента… на все нужно смотреть через призму «А что мы из этого получим». Даже если мы распознаем видео, видео не дает возможности сформулировать запрос с помощью клавиатуры.
Владислав Шабанов: — Но вы же сможете искать массу информации по интервью. Есть масса интервью, к которым прилагаются расшифровки.
Владимир Офицеров: — Есть альтернативные действия, которые позволяют расшифровывать видео и предоставлять их транскрипции. Они существуют уже достаточно много времени, но видимо, не всем эта технология нужна. Люди, профессионально работающие с видео-версткой используют инструменты, которые справляются с этой задачей гораздо лучше.
Сергей Петренко: — Короткое замечание, из статистики. По данным прошлого месяца 54% мирового видео во flash доступно и в html-5. Т.е. больше половины, а данная технология начала развиваться всего лишь в апреле этого года.
Зал: — Сегодня началась открытая регистрация доменов .рф, отразится ли это на ранжировании в поисковых машинах? Домен .ру сегодня имеет приоритет в России, будет ли тоже самое с доменом .рф?
Александр Садовский: — Домен .ру не имеет приоритетов перед всеми другими, все домены равноправны, это просто адрес.
Владимир Офицеров: — +1
Ашманов: — Ну вообще-то нахождение запроса в имени домена все-таки на что-то влияет, правильно?
Александр Садовский: — Мы понимаем и транслит, и так.
Ашманов: — То есть для русских запросов транслитерировать теперь не придется.
Александр Садовский: — Это занимает 30 секунд умственных усилий, думаю все способны на такое усилие.
Игорь Ашманов: — Нет, я имею в виду что Яндексу не придется. Будет прямое совпадение которое, условно говоря, должно ранжироваться чуть повыше, или нет?
Александр Садовский: — На том же уровне, на котором находится понимание транслита.
Зал: Есть такие ресурсы, на которых возможно слушать музыку онлайн, находя ее через поиск, тут же скачивать ее, это очень удобно. Почему поисковые машины не пошли по этому же пути? Например для Яндекс.Видео можно зайти и проигрывать ролики прямо в процессе поиска, почему для музыки был выбран другой путь?
Игорь Ашманов: — Кто-то пытался договориться с поиском, чтобы музыку можно было прослушивать прямо из выдачи, в сниппетах?
Александр Садовский: — Мы считаем видео с клипами точно таким же аудио-контентом, и стараемся их ранжировать достаточно высоко по музыкальным запросам. Такой же частью ответа мы считаем и тексты песен, и аккорды, и другие способы музыкального ответа, который может быть полезен пользователю. Мы постоянно думаем, как улучшить выдачу, и в этом моменте постоянно все меняется и будет улучшаться. Что касается выдачи, почему прямо в сниппетах нет возможности скачать музыку – потому что пока мы считаем, что легальность важнее. Грубо говоря, прямая ссылка скачать, это некое попирание авторов и мы их убираем из выдачи. Если человек сам перешел по ссылке и нашел, это его публичный выбор и его личное дело. Если бы мы разместили ссылку сразу в выдаче, сайт резко потерял бы трафик, все будут скачивать напрямую с Яндекса, он перестанет окупаться, потому что на сайт никто не ходит, на рекламу никто не кликает, и Яндекс перестанет давать ссылку на этот сайт. Если бы существовала возможность легального скачивания, наверняка мы бы ею воспользовались.
Игорь Ашманов: — Предлагаю нашим подсудимым дать возможность высказаться по поводу будущего.
Роман Козлов: — Я думаю, что вряд ли будет хуже, все будет только лучше. Поиск становится ближе к интересам пользователей и вообще аудитории.
Александр Садовский: — Сейчас есть несколько областей, в которых все меняется настолько быстро, и все настолько быстро, что делать какие-либо предположения очень сложно. Начиная от способов ввода информации, сейчас появляется много альтернатив ввода информации в компьютер, начиная от голоса и заканчивая вводом с помощью снятия энцефалограммы. Все это альтернативные способы, которые меняют способы работы с информацией что именно из них сработает я не знаю, но, по-моему, нас ждут большие перемены в ближайшем будущем. Другой аспект – это выдача. Очень большое значение имеет не только то, как человек ввел информацию, но и как она отображается в результате. Будет интересно.
Владислав Шабанов: — Такое ощущение, что в самом ранжировании уже все сделано, но это не так. Мне кажется, по понимаю запросов, по понимаю текстов страницы, по сопоставлению одного с другим и лучшему отвечанию на запросы нужно еще работать.
Игорь Ашманов: — Достигнут ли уже порог чувствительности пользователей, что из-за какой-нибудь видео-фишки он перескочит на другой поиск у которого возможно хуже ранжирование. Например, проверка правописания, есть определенный порог, как ты потом не улучшай продукт, это уже ничему не поможет, ни популярности, потому что пользователь не чувствует. Есть ли еще запас?
Зал: — Конференция называется «Оптимизация-2010» и хотелось бы узнать о будущем оптимизаторов и процессов оптимизации для старых сайтов, для новых сайтов и вообще.
Игорь Ашманов: — Что ждет оптимизаторов?
Зал: — По-моему мы победим.
Александр Садовский: — А, по-моему, мы не сражаемся. Если рассматривать оптимизатора не в узком смысле, как человека, который занимается линкоторговлей и только ею, а как человека, который применяет интеллект чтобы найти технологические и социальные решения в попытке уловить все нюансы того, что же нужно пользователю, дать ему ответ в виде товара, в виде решения, в виде информации, эта деятельность никогда не прекратится, она вечная. Не важно на чем будет акцент, на оптимизации или юзабилити, или конверсии, но этот вопрос вечный, и всегда будет, чем заняться.
Зал: — Меня все-таки волнуют ссылки.
Александр Садовский: — Ну, поскольку Рамблер закупает их, мне непонятно кто победит.