Александр Садовский: «Скоро оптимизаторы прекратят закупать ссылки по привычке»

На протяжении нескольких дней вебмастера и оптимизаторы неустанно обсуждают резонансную для отрасли новость. Во время своего выступления на белорусской конференции «Неделя Байнета. Истоки» 15 апреля 2015 руководитель поисковых сервисов Яндекса Александр Садовский сообщил о запуске алгоритма «Минусинск» и предупредил, что уже в середине мая сайты, активно покупающие ссылки, могут ощутимо и надолго потерять свои позиции в выдаче.

Сопротивляться поздно: SEO-ссылки нужно начинать снимать прямо сейчас, потому что уже 15 мая алгоритм начнёт свою работу. До этого момента страницы с покупными некачественными ссылками, ведущими на сайт, должны успеть переиндексироваться.

О том, что же именно произойдёт в выдаче после запуска «Минусинска», значимости для поиска отдельных факторов ранжирования и видении Яндексом идеального будущего с редакцией Searchengines.ru беседует Александр Садовский.

За годы своей работы в Яндексе Александр руководил созданием поисковых сервисов; организовал измерение качества поиска Яндекса и службу асессоров; управлял разработкой и внедрением нового алгоритма ранжирования и робота для оперативного индексирования свежей информации. Именно во время доклада Александра в 2014 году были отключены ссылочные факторы для сайтов по половине коммерческих тематик Московского региона.

Теперь же представителей отрасли ожидает новый этап эволюции поиска, речь о котором пойдёт в интервью:

SE: Александр, что делать сайтам, которые попадут под действие нового алгоритма после 15 мая 2015 года?

Александр Садовский: После того, как SEO-ссылки будут сняты, сайту необходимо дождаться переиндексации всех страниц, на которых они были размещены, и дальше через некоторое время он выйдет из-под санкций. Период будет достаточным для того, чтобы экономика сайта могла пострадать. Речь идет о сроках не в неделю, а от нескольких месяцев до полугода. Уведомлять Яндекс отдельно о снятии ссылок не нужно. Алгоритм работает автоматически.

SE: Сколько и каких входящих ссылок должно быть на сайте, чтобы Яндекс признал их качественными?

Александр Садовский: Ссылок может быть сколько угодно, мы не ограничиваем качественные ссылки в количестве. Качественных ссылок должно быть столько, сколько потребностей возникает у каждого конкретного бизнеса и у пользователей. Что касается некачественных ссылок, то здесь, как раз, порог ограничен. Абсолютный порог мы не разглашаем, но, как только он будет превышен, то сайт попадает в зону риска.

Кроме того, имеет значение доля SEO-ссылок среди всех ссылок на сайт. Если владелец сайта не снимет ссылки до очередной итерации «Минусинска», то ресурс попадет под санкции.

Закупка ссылок – явление социальное (они давно не влияют на ранжирование) и мы даем возможность владельцам сайтов перестроиться. Поэтому алгоритм будет периодически, раз в 2-4 недели, выявлять лидеров закупки SEO-ссылок и, если они не снимут ссылки, ограничивать их в ранжировании. С каждой итерацией «безопасный» порог будет понижаться, чтобы в конце концов явление массовых закупок ссылок исчезло совсем.

SE: Как всё-таки Яндекс отличает естественные ссылки от SEO-ссылок?

Александр Садовский: Видов SEO-ссылок очень много, мы приводили много ярких примеров, но при этом мы стараемся не давать чёткую классификацию, иначе начинается «подбор границ». В общем виде SEO-ссылки – это ссылки, поставленные с целью повлиять на поисковую систему, а не с целью помочь пользователям, не рекомендующие этот ресурс.

Тот, кто ставит ссылку, знает свои намерения, хочет ли он рекомендовать своим пользователям ресурс, на который ведет ссылка. Поэтому вопрос о четком определении немного лукавый. Как правило, критерии спрашивают именно те, кто пытается прощупать эту границу и воспользоваться ею.

SE: Если я, как частный блогер, пишу, что купила товар на конкретном сайте и мне он понравился, при этом давая ссылку из своего поста на ресурс, как Яндекс расценит это?

Александр Садовский: Если речь идет не о системе ссылок, а блогер написал, что ему что-то действительно понравилось – это не SEO-ссылка. Яндекс относится к такому явлению нормально, ведь намерения автора поста в данном случае сводятся к тому, чтобы, действительно, что-то порекомендовать.

SE: Какой процент сайтов в Рунете, всё же, злоупотребляет ссылочным продвижением?

Александр Садовский: Из тех, кто злоупотребляет, мы уже выделили группу лидеров и будем каждый раз выделять новых и пессимизировать сайты, если они не снимут эти ссылки. Если же говорить о тех, кто просто использует покупные ссылки, но еще не довёл ситуацию до критической – то таких сайтов много. В 2014 году, на момент отключения ссылочного ранжирования, доля SEO-ссылок в общей массе ссылок составляла 74%.

SE: Насколько успешным, с точки зрения Яндекса, оказался этот шаг с отключением ссылочного ранжирования в Московском регионе?

Александр Садовский: Этот шаг оказался недостаточно эффективным с точки зрения цели – искоренить явление закупки SEO-ссылок, уродующее экосистему интернета. Люди продолжали действовать по привычке. Поэтому запуск «Минусинска» – это и есть наш следующий шаг. Мы полагаем, что он снизит, а затем и остановит закупку ссылок. Алгоритм действует на все регионы и во всех тематиках. Алгоритм будет применяться к сайтам всех размеров.

SE: Александр, а пострадают ли те сайты, которые торгуют ссылками?

Александр Садовский: Если это сайты такого типа, как я приводил на слайде, то такие сайты, конечно, уже страдают и должны страдать дальше. Они не созданы ни для чего, кроме, как торговли ссылками; их единственная цель – передавать вес за деньги.Что касается качественных сайтов, таких как крупная газета или другое онлайн-издание, то на первом этапе санкции их не затронут. Дальше, если они будут продолжать использовать платные ссылки, то не исключено, что мы предпримем меры. Хотя, на первом этапе алгоритм затронет тех, кто покупает, а не продаёт ссылки.

SE: Можете ли немного подробнее рассказать о том, как алгоритм распознает, закупил ли сайт ссылки сам, или это сделали его недобросовестные конкуренты?

Александр Садовский: Есть много факторов. Один из них – дата проставления ссылок. Факторы мы не разглашаем, но точность определения, что сайт вел закупки сам, а не его «подставили», очень высокая.

SE: Александр, а какие объёмы текстового контента на сайте допустимы для коммерческой тематики?

Александр Садовский: Все зависит от конкретного бизнеса. Безусловно, знакомые нам текстовые «простыни» на сайте, которые пишутся только для поисковой системы, классифицируются как спам. Но если речь идет о задаче – сформировать доверие у пользователя, то здесь нужен качественный текст.

Любой промо-сайт или лэндинг, где традиционно указывается несколько причин, чтобы купить товар, цена, скидка – уже не убеждает. Он воздействует на пользователя, когда нужно импульсивно принять решение. Но сегодня существует множество сайтов, продающих товары стоимостью в несколько сотен тысяч рублей, где простое убеждение уже не действует. Так, например, у одной известной тренинговой компании время принятия решения клиентом составляет от 6 до 9 месяцев с момента первого контакта. За этот срок сделать человека лояльным без использования достаточного объёма качественных текстов просто нельзя.

И если поисковая система будет говорить бизнесу, какие тексты нужны, а какие – нет, она может повредить его задачам. Уверен, что каждый конкретный бизнес сам понимает свою специфику и знает, что ему делать. Наша задача – помогать бизнесу избегать шагов, которые вредны для пользователей.

SE: Насколько сегодня важны социальные факторы?

Александр Садовский: У нас очень много факторов ранжирования, формула настраивается в зависимости от обучающей выборки, которая меняется в зависимости от состояния внешней среды. По мере того, как изменяется выборка, варьируются и веса факторов ранжирования.

К примеру, сейчас фактор скорости загрузки страницы помогает нам отличать качественный сайт от некачественного. Если предположить, что все хостинги станут качественными, и время загрузки сайтов массово сократится, – то вес фактора упадет автоматически, потому что между качественным и некачественным сайтом разницы по скорости загрузки уже не будет.

Такая же ситуация и с социальными факторами – то, как определяется вес в текущей формуле, уже не так важно.

SE: Сейчас Яндекс крайне негативно относится к имитации действий пользователей, что вынудило ужесточить меры?

Александр Садовский: К накрутке поведенческих мы относимся достаточно жестко, поскольку считаем, что это вредит интернету. Не только поисковым системам, но и вебмастерам — им становится трудно отличить в логах действия обычных пользователей от действий «накрутчиков». У таких сайтов нет возможности вести качественную веб-аналитику, а значит, и осмысленно развивать бизнес, выбирать маркетинговые каналы, улучшать конверсию.

Также возникает целый ряд «побочных эффектов», «положительный» из которых лишь один – сайт в итоге пессимизируют. Так что, экспериментировать здесь тоже уже бессмысленно.

SE: Как вы оцениваете текущую ситуацию на рынке SEO-сервисов?

Александр Садовский: Вы про биржи SEO-ссылок? Мы являемся экспертами в области поиска, а не в торговле SEO-ссылками, поэтому не можем оценивать эту область. Мы знаем, что сайты, которые порождаются биржами и подобными сервисами являются некачественными и не нужны пользователям. Генерацию таких сайтов мы хотим подавить и предпринимаем для этого все действия.

В этом смысле, если создание подобных сайтов – единственная цель SEO-сервисов, то это бизнес недолговечный. Если же у владельцев таких сервисов есть иные, более благородные цели, то, вполне возможно, что они будут жить. Но опять же, оценивать этот бизнес – не наша задача.

SE: Какой видит Яндекс идеальную выдачу?

Александр Садовский: Идеальную выдачу можно построить только в идеальном интернете. К сожалению, есть срезы информации, которые вообще отсутствуют в интернете. Несколько раз в неделю я сталкиваюсь с такой ситуацией. Даже в тех местах, где она выложена в онлайн, есть много некачественных сайтов. Возьмем, к примеру, поиск услуги «ремонт стиральной машины». На практике оказалось, что менеджеры многих сайтов, предлагающих подобные услуги, не перезванивают клиентам после заявки в онлайне; на некоторых сайтах указана одна цена, а в реальности она оказывается другой; третий тип сайтов предлагает ремонт машин всех марок, а на практике оказывается, что конкретную модель они не чинят.

Когда потребитель не получает качественную услугу, или не получает услугу вообще – то получается, что сайт есть, а услуги нет, а это уже – некачественный сайт по определению. Отсюда вывод, идеальный поиск – это тот поиск, который идеально ранжирует идеальный интернет. На сегодняшний день мы вполне довольны тем, как нам удается выстраивать выдачу в реальном интернете. Мы редко ошибаемся и редко ставим некачественный сайт выше качественного. Но понимаем, что сам интернет может быть лучше и стараемся поддерживать развитие экосистемы.

В коммерческом ранжировании для потребителя сайт – это гораздо больше про решение его задачи, а не поиск текстов. Несколько лет назад миссия Яндекса изменилась: от поиска информации, как основной цели, мы перешли к решению задач пользователей. Если человеку нужно такси, то мало предложить ему в выдаче сайты с услугами заказа такси, важно предложить пользователю решение его конкретной задачи, причём сразу. Сервис Яндекс.Такси создан специально для этого. Идеальный сайт коммерческой компании должен также обеспечивать полный цикл решения проблемы пользователя, не мучая его дополнительными подробностями.

SE: И напоследок, что бы вы пожелали владельцам сайтов?

Александр Садовский: Я бы пожелал глубокого понимания потребностей своих пользователей. Настолько глубокого, чтобы благодарные пользователи наизусть знали адрес сайта, любили его и были фанатами продукта. Разумная цена, качественная и оперативная услуга, удобный и красивый сайт способны сделать пользователей приверженцами компании и побудить делиться находкой со знакомыми и друзьями.

Сайты, способные сделать пользователей фанатами, безусловно, будут как приносить доход, так и радовать пользователей и своих владельцев.

Редактор-переводчик портала Searchengines.ru, работает на сайте с 2010 года. Специализируется на западном интернет-маркетинге, новостях социальных сетей и поисковых систем. Постоянно принимает участие в профильных семинарах и конференциях в качестве журналиста-обозревателя. Языки: английский, французский.