Александр Садовский: «Некорректно делить вебмастеров по тому, как они хотят или не хотят обмануть Яндекс»

Вчера, в рамках Школы вебмастеров, вместо Дмитрия Степанова, который находится в Амстердаме, выступил руководитель поисковых сервисов Яндекса Александр Садовский с лекцией, посвященной возможностям и ограничениям в профессии вебмастера.

Лекция, как и все выступления Александра Садовского, была очень интересной и познавательной, но не менее интересной оказалась сессия вопросов и ответов, которая состоялась непосредственно после лекции, выдержки из которой мы и предлагаем вниманию наших читателей.

Вопрос: Когда в Яндексе появятся инструменты для ускорения индексации страниц?

Александр Садовский: Инструмент называется «робот», мы его постоянно совершенствуем и не хотим предоставлять никаких отдельных инструментов для ускорения индексации отдельных страниц. Перед нами стоит задача индексировать миллиарды страниц в рунете, миллиарды в турецком интернете и столько же в англоязычном, если мы будем придумывать любые приспособления сбоку, позволяющие индексировать быстрее отдельные 100 или 1000 страниц, это будет подпорка, костыль. Мы понимаем, что скорость индексации в ряде случаев можно существенно улучшить. У нас сильно обновилась команда, которая работает над роботом, и мы предполагаем, что в скором времени (предполагается, что это будет в начале следующего года) скорость индексации начнет возрастать, и эта проблема будет решена.

Вопрос: Что следует отключать после ссылок? Какой тренд?

Александр Садовский: Мы стараемся больше включать, чем отключать. Мы делаем паузу в этом месте. Пусть лучше государство отключает авиалинии или там что-то еще. Мы хотим больше включать.

Вопрос: За счет чего Яндекс последние годы удерживает большую долю поиска?

Александр Садовский: Слово «удерживает» — не очень правильное. Потому что мы то наращиваем долю на поисковом рынке, то теряем – это динамическое равновесие. Если говорить про Россию, про мобильный поиск, то мы сначала частично какую-то долю потеряли, сейчас отвоевали. Где-то, например, в Турции, мы уже нарастили долю до 8% в поиске не десктопе. Это процесс, который идет постоянно, он живой.

Если отвечать на вопрос – «за счет чего?», то это сочетание трех составляющих:

  • Продукт (базовая вещь, без которой ничего не будет)
  • Маркетинг и упаковка продукта в широком смысле (в том числе и интерфейсная)
  • Дистрибуция

Вопрос: Как вы оцениваете перспективы поисковика Bing?

Александр Садовский: Этот поисковик имеет неплохие позиции на американском рынке, но в России его не заметно и, насколько я знаю, после прихода нового СЕO в Microsoft, они изменили свой взгляд на то, что есть поисковая система. Если до этого это было «наше все» и «Google – наш конкурент», то сейчас они рассматривают поиск лишь как один из многих неключевых продуктов. Поэтому вероятность того, что он внезапно начнет расти, если в него не будут вкладываться средства в таких объемах, в каких они вкладывались раньше, в тех странах, где он до сих пор не завоевал позиции – невелика.

Вопрос: Будет ли Яндекс помогать Спутнику?

Александр Садовский: Это к вопросу об экосистеме. Есть вещи, которые полезны всей экосистеме, например, мы отдаем через API информацию о завирусованных страницах. Если Спутник захочет использовать эту возможность, мы будем поддерживать Спутник в этом, потому что хотим, чтобы интернет в России был безопасным. А что касается другой какой-то поддержки – то почему коммерческая компания Яндекс, отдельная от компании Спутник, должна поддерживать Спутник?

Вопрос: Вебмастера, как известно, делятся на две категории: те, кто хочет обмануть Яндекс и те, кто хочет ему помочь. Второй категории чрезвычайно важно иметь связь с Яндексом, возможность получить консультацию живого человека, который мог бы указать на конкретные ошибки сайта. Появится ли у нас когда-нибудь такая возможность?

Александр Садовский: Перед тем, как отвечать на вопрос, я хотел бы обратить внимание на то, что некорректно делить вебмастеров по тому, как они хотят или не хотят обмануть Яндекс. Яндекс здесь вообще ни при чем. Наша лицензия защищает не права Яндекса, а права наших пользователей. Это инструмент для того, чтобы создавать качественный поиск и давать качественный продукт. В тот момент, когда начинается поисковый спам, страдают наши пользователи. Поэтому здесь дело не в обмане Яндекса, как организации, а речь идет о пользователях. Нужно понимать, что когда вебмастер обманывает, он не обманывает какую-то компанию, от которой кто-то зарабатывает, а он обманывает 50 млн человек. Это совсем другая история.

Живое общение – действительно важно. Яндекс в этом смысле уникальная компания, потому что у нас 100% службы поддержки отвечают вручную, а не автоматически. Это было осознанное решение. Мы несколько лет тестировали службы поддержки разных конкурентов и убедились, что с ответами у них все сильно хуже. Но, в целом, не смотря на то, что отвечают живые люди, мы в этом направлении стараемся не идти, а мы стараемся типовые вопросы выделять и автоматизировать, то есть, отвечать в Вебмастере. Потому что это единственный способ сделать массовый продукт. Яндекс силен своими технологиями, и поэтому мы хотим, чтобы человек в 99% случаев мог получить ответы на свои вопросы в понятном и удобном для себя виде. Если у вас есть предложения о том, что такого-то класса информации или ответов на вопросы про сайт не хватает, пишите. Мы посмотрим, если это возможно автоматизировать, то мы постараемся сделать это.

Вопрос: Есть ли рамки у профессии интернет-маркетолог, или они только формируются?

Александр Садовский: Профессия интернет-маркетолог уже существует лет 10 или 15. Но, на мой взгляд, такой профессии почти не существует, есть профессия маркетолог. Отличие между маркетологом и интернет-маркетологом заключается в том, какие инструменты они используют, а базовые знания у них одинаковые – какие есть потребности у клиента, как стимулировать спрос, что такое психология потребителя и т.д… Разница между тем, что делает и что думает маркетолог и интернет-маркетолог на самом деле не так велика.

Вопрос: Насколько успешными оказались Острова?

Александр Садовский: Мы делим Острова на две части: дизайн (новое представление сайтов на странице выдачи) и возможность взаимодействия с внешними сайтами, вебмастерами через свой контент. Первая часть оказалась вполне успешной. Есть целый ряд интерфейсных задач, которые мы не могли решить в старом дизайне, потому что получалось криво, косо и нечитаемо. В новом же дизайне эти задачи решаются и успешно.

Что касается взаимодействия с вебмастерами, то оно успешно лишь отчасти. Здесь есть провал внешнего взаимодействия, но при этом сама внутренняя технология использовалась для показа каких-то блоков, которые просто не стали массовыми и приносимыми снаружи. Я считаю, что она пошла на пользу, но, к сожалению, массового продукта не получилось.

Вопрос: Многие обижаются на Яндекс, что он лезет в разные ниши: Автор.ру, Кинопоиск, бытовые мастера… Что это? Такой тренд и Яндекс и дальше будет развиваться в этой области?

Александр Садовский: Для того, чтобы понять, куда дальше будет развиваться Яндекс, нужно понимать, что есть Яндекс, в чем заключаются наши сильные стороны. Наши ключевые компетенции заключаются в умении обрабатывать огромные массивы данных, создавать отказоустойчивые платформы – крупные сервисы, работающие с миллионами пользователей, и умении извлекать из этих данных очень тонкий и сложный смысл на высоких скоростях. И если какая-то предметная область позволяет прийти и использовать наши ключевые навыки, мы, безусловно, будем в нее приходить.

Так, какая-то, может быть, поверхностная часть нашей деятельности видна по Фабрике данных (последнее объявление было про фармацевтику «АстраЗенека»), но это не значит, что мы пришли в фармацевтику. Просто оказалось, что наши технологии применимы в фармацевтике для того, чтобы извлекать какую-то научную информацию про геномы и находить лечение для конкретных людей. При этом, безусловно, мы еще смотрим и на прибыльность областей, потому что мы не можем прийти в область только ради какого-то теоретического интереса и годами там жить. Хотя мы иногда помогаем потому, что нам самим интересно (таков проект с ЦЕРНом).

Я бы не стал использовать слово «тренд». Да, мы смотрим по сторонам. И нет, мы не собираемся заниматься логистикой, или холодильниками, или чем-то еще определенным. Но если в какой-то области есть крупный рынок, к которому применимы наши знания и умения, мы туда постараемся прийти. Если там наши умения бесполезны – мы туда не пойдем.

Вопрос: Я знаю пример выдачи, где присутствуют аффилированные сайты, т.е. одна компания – два сайта – одна услуга. Платон не отвечает. Можете ли вы помочь разобраться в этой ситуации?

Александр Садовский: У нас есть алгоритмы, которые стараются не показывать по одному запросу в выдаче похожие сайты, которые не добавляют пользователю новой информации. Если вы присылаете какой-то пример, то таких примеров у разработчиков – тысяча. Они смотрят какую-то свою статистику, насколько этот пример наиболее частотно распространен, и корректируют алгоритм. Если ваш пример довольно редкий и уникальный, затрагивающий мало случаев, то он может не попасть ни в это, ни в следующее обновление алгоритма. Мы вручную такие вещи не правим. Поэтому, если вы это прислали, оно точно лежит в очереди у разработчика, и он точно на это посмотрел или посмотрит. А вот будет ли это учтено в ближайшем обновлении алгоритма, я не знаю.

Вопрос: Какие есть тренды в развитии сайтов?

Александр Садовский: Есть один глобальный тренд – мобильные сайты. Все движутся в сторону мобильных, и это все больший и больший процент занимает в общем трафике. Поэтому, если ваш сайт сейчас даже не имеет отдельной мобильной версии, стоит хотя бы посмотреть, как он открывается с мобильного устройства.

Вторая тенденция – голосовые технологии, которые становятся популярны, благодаря росту мобильного. Это значит, что через какое-то время все крупные сервисы научатся принимать запросы и обрабатывать простые вещи с помощью голоса. Я уверен, что через пять лет мы забудем, что такое смс-ки, что такое текстовый ввод – все будет вводиться голосом. Поэтому если на вашем сайте есть какие-то большие блоки ввода текста, нужно сразу понимать, как изменятся интерфейсы.

Вопрос: Как восстановить репутацию бренда после ужасного провала?

Александр Садовский: Вопрос актуальный, потому что для любой компании, у которой уже есть какой-то пул клиентов, у которых уже есть репутация, нужно понимать что делать в случае, когда произошла ошибка. В таких случаях важны:

  • скорость реакции
  • признание ошибок
  • замыкание всей коммуникации на первых лиц, непосредственно ответственных за ошибку
  • создание серии событий по укреплению доверия

Когда сделан большой косяк – нужно извиняться по-настоящему, не прятаться в кусты, а признать, что ошибка сделана, показать, что она исправлена и больше не повторится. Во взаимоотношении с пользователями это очень важно.

Журналист, новостной редактор, работает на сайте с 2009 года. Специализация: интернет-маркетинг, SEO, поисковые системы, обзоры профильных мероприятий, отраслевые новости рунета.
Языки: румынский, испанский.
Кредо: Арфы нет, возьмите бубен.