Алексей Чекушин: «Не так страшен Минусинск, как его малюют»

15 мая 2015 года команда Яндекса официально подтвердила запуск алгоритма Минусинск, направленного на борьбу со ссылочным спамом. По заявлению представителей поиска, после запуска фильтра сайты, использующие для продвижения SEO-ссылки, будут ранжироваться ниже. Подобные ограничения могут существенно снизить трафик из поисковой системы на срок до нескольких месяцев. Вот почему команда Яндекса настоятельно рекомендовала владельцам сайтов отказаться от использования SEO-ссылок, не дожидаясь негативных последствий.

Практически сразу после запуска появились и первые пострадавшие. Очевидные изменения в ранжировании были замечены в тематике «Создание и продвижение сайтов». 

Алексей Чекушин, SEO-эксперт Кокос.com (Kokoc Group), специально для SearchEngines.ru проанализировал, как работает алгоритм Минусинск и обозначил выявленные закономерности.

Алексей окончил физический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова в 2009 году, прошел курс обучения в Берлинском университете имени Гумбольдта. Работал по специальности, как в России, так и Германии. С 2010 года занимался SEO-аналитикой в компании Wikimart.ru. С 2013 года работает в компании Кokoc.com.

Признанный специалист в области SEO, информационном поиске, маркетинге в e-commerce, аналитике всех стадий продвижения, Big Data. С 2011 года ведет различные курсы и семинары по SEO. Преподает на курсе «Школа SEO-аналитики». Его доклады можно услышать на ключевых конференциях по интернет-маркетингу.

SE: Алексей, как изменились позиции клиентов Kokoc Group после запуска фильтра?

Алексей Чекушин: Позиции клиентов Kokoc Group практически не изменились. Среди продвигаемых группой компаний сайтов действие Минусинска ощутили 13 проектов, что составляет примерно 0,5% от общего числа клиентов. Они потеряли примерно 15 позиций по всем запросам. При этом многие клиенты выросли на фоне падения попавших под действие алгоритма конкурентов.

SE: Известно, что просели не только основные домены, но и поддомены. Это во многом говорит о том, что санкции затрагивают все страницы владельца, а не только один заданный поддомен. Насколько серьёзно апдейт повлияет на ресурсы?

Алексей Чекушин: Уже видно насколько он повлиял: сайт пропадает из топ-10 по всем запросам, зачастую включая витальные. При этом фильтр распространяется на все субдомены, вне зависимости от того, какой из субдоменов двигался SEO-ссылками.

SE: Какие ещё тренды и закономерности вам удалось выявить?

Алексей Чекушин: Анализ получился довольно интересным, было много неожиданностей.

Первое – пороги прихода письма (предупреждение от Яндекса, разосланное накануне потенциальным нарушителям) и попадания под Минусинск в целом совпали, хотя ожидалось, что порог попадания под санкции при первой итерации будет выше. Критерии, по которым сайты получили письма, оказались тривиальными – более тысячи ссылающихся SEO-анкоркой доменов и менее 20% брендовых/безанкорных ссылок по доменам. Эта простая эвристика оказалась верна в 92% случаев (прогнозировались как случаи прихода, так и неполучения писем).

Примерно то же самое получилось и в выборке по забаненным доменам. Мы проанализировали 138 попавших под Минусинск сайтов. Ниже приведен график распределения количества пострадавших ресурсов в зависимости от количества ссылающихся на них доменов. Четко видна граница примерно в 1000 ссылающихся хостов.

Также оказалось, что безанкорка из Sape не защищает от санкций. В частности, много безанкорки и бренда в анкорах имел quelle.ru. Однако безанкорка оказалась липой – это были обычные Sape-ссылки, которые всего лишь ставились с анкором равным урлу/названию сайта.

Аналогично, не помогли одному из сайтов анкоры «тут» и «здесь», общее количество которых составило 40%.

«Вечные» ссылки алгоритм тоже не обошел стороной. Есть примеры сайтов, не имевших арендных ссылок вообще, а только вечные статейные.

Представители Яндекса на конференции «Вебмастерская» говорили, что под действие Минусинска не попадут сайты, размещающие в «подвале» страниц ссылку на создателей ресурса. Но, есть примеры веб-студий, пострадавших за подобные ссылки.

Еще интересно, что некоторым получившим санкции сайтам «письмо счастья» не приходило.

Что касается выбора мишеней для расстрела, то здесь история получилась любопытной. Показательный расстрел был проведен только в тематике «продвижение сайтов», под действие Минусинска попали все, кто превысил порог. Исключение составил всего один сайт.

Во всех остальных тематиках санкции затронули относительно малое число сайтов и пострадали отнюдь не самые любители Sape-ссылок. Скорее всего, это связано с нежеланием Яндекса серьезно ухудшать качество топа. То, как он меняется под действием Минусинска можно увидеть в тематике «продвижение сайтов». Поэтому расстрелы проводятся выборочно и при этом страдают не самые злостные ресурсы, чтобы у остальных не создалось впечатление, что они могут «проскочить».

SE: Планируете ли вы что-то менять в поисковом продвижении в ближайшее время?

Алексей Чекушин: Безусловно. Наша бизнес-модель жестко привязана к результату клиента, и мы просто не можем позволить провал в его бизнесе из-за серьезных санкций. Поэтому еще в прошлом году полностью адаптировались к бессылочному продвижению: создали методологию и необходимый инструментарий, переработали регламенты работы. Ссылки при этом продолжали проставляться автоматически, поскольку они нужны для Google, геонезависимых запросов и регионов. Сейчас, нажав кнопку, я могу выключить всю простановку ссылок, при этом в работе оптимизаторов ничего не изменится.

Совсем отказаться от ссылок вряд ли получится, так как они продолжают влиять на ранжирование в Google. Но, тут возможны различные решения, вплоть до простановки под Google невидимых Яндексу ссылок.

SE: Каково ваше мнение относительно советов о «комплексном» продвижении сайтов, которые нередко исходят со стороны представителей поисковых систем?

Алексей Чекушин: Если под «комплексным продвижением» понимается полноценная CPA/CPS-модель, включающая в себя кроме SEO другие каналы и конверсионную оптимизацию – это дело хорошее, мы занимаемся им достаточно давно.

Но не нужно строить иллюзий – все это, включая конверсионную оптимизацию, никак не поможет в достижении высоких позиций в поиске. Даже по высокочастотным запросам, где у поиска много статистики о действиях пользователей, влияние конверсии на позицию минимально. Поэтому «комплексное продвижение» стоит рассматривать как дополнение, а не замену SEO.

SE: Изменится ли подход к созданию ссылочного профиля сайта с запуском Минусинска?

Алексей Чекушин: Безусловно, изменится. Полная потеря трафика с Яндекса в разгар кризиса для многих означает закрытие бизнеса. Поэтому количество SEO-ссылок будет активно снижаться. Уже сейчас мы видим значительное снижение SEO-ссылок. И заявленные Яндексом 20% — далеко не предел. Оптимизаторы будут переходить на «псевдоестественные» ссылки. Их цена будет расти, а количество – быстро увеличиваться.

SE: Что такое «плохая SEO-ссылка» с точки зрения Яндекса? Каких правил следует придерживаться при закупке ссылок?

Алексей Чекушин: Классическое понятие «плохой SEO-ссылки» для текущего момента не подходит. Это раньше Яндекс оценивал качество ссылки для улучшения своего ранжирования. Сейчас задача другая – поиск не улучшает ранжирование, а пытается «перетащить» деньги из ссылочных бюджетов в Яндекс.Директ. Поэтому, любая покупная ссылка становится для него «плохой». Даже та, которая раньше классифицировалась как «хорошая».

SE: Какой срок, предположительно, потребуется сайтам для выхода из-под санкций?

Алексей Чекушин: Сейчас срок выхода точно не известен. Но, похоже, что речь будет идти как минимум о трех месяцах. Связано это как с политикой Яндекса (максимально запугать показательными казнями), так и с его скоростью переиндексации Рунета. Даже если одномоментно снять все ссылки, ждать переиндексации доноров можно от двух месяцев до полугода.

Редактор-переводчик портала Searchengines.ru, работает на сайте с 2010 года. Специализируется на западном интернет-маркетинге, новостях социальных сетей и поисковых систем. Постоянно принимает участие в профильных семинарах и конференциях в качестве журналиста-обозревателя. Языки: английский, французский.