CEO Mozilla Гэри Ковакс: Границы между приложением и веб-страницей больше нет

2

Вчера в Нью-Йорке открылась конференция Dive Into Mobile, которую 15-16 апреля проводит Wall Street Journal в рамках своей серии конференций D. Конференция открылась интервью с главой Mozilla Гэри Коваксом (Gary Kovacs), которое провел Уолт Моссберг (Walt Mossberg), основатель конференции и обозреватель Wall Street Journal.

Уолт Моссберг: Два основных вопроса, которые хочется сегодня обсудить — это твоя отставка и Firefox OS. Начну со второго — собственно, какого хрена?! Есть Android и iOS и никому еще не удалось составить им конкуренцию. Почему вы этим занялись?

Гэри Ковакс: Семь лет назад Стив Джобс заявил, что веб-приложения могут полностью удовлетворить пользователя, но веб оказался не готов. Поэтому возникла индустрия мобильных приложений. За эти годы интернет изменился, веб изменился, за последние два года веб стал совершенно другим, увеличилась производительность браузеров, javascript, появились новые API. Веб-разработчикам стало легче работать с проектами, граница между веб-страницей и приложением практически исчезла как на десктопе, так и в мобильном приложении. Мы всегда выступали за открытые стандарты, нынешние возможности веба способны предоставить пользователям практически идентичные возможности, и мы хотим открыть миллионам веб-разработчиков возможности открытого веба.

Уолт Моссберг: Сначала Google с Chrome, из которого получилась Chrome OS, теперь Firefox OS — почему браузеру обязательно нужно становится операционной системой?

Гэри Ковакс: Браузеру не надо становиться операционной системой. Операционная система должна быть другой — более интегрированной, давать больше возможностей пользователям. Я очень люблю свой iPhone, уважаю открытость Android, но приложения в этих системах недостаточно интегрированы между собой. Чтобы заказать столик в ресторане, я не могу ограничиться одним приложением — мне приходится искать ресторан в одном приложении, читать отзывы во втором, выбирать меню в третьем — только чтобы заказать обед.

Уолт Моссберг: Apple предлагает пользователям hi-end телефоны, Android — открытость, если посмотреть на Firefox OS, видно, что смартфон с ней будет мало чем отличаться от дешевых аппаратов на базе Android. Почему покупатель должен предпочесть смартфон с Firefox OS?

Гэри Ковакс: Во-первых, мы предложим пользователям систему, хорошо интегрированную с существующей инфраструктурой Mozilla. Если посмотреть на другие предложения, то путем интеграции стремятся пойти все и мы тоже можем предложить такую возможность. Кроме того, Mozilla — это сильный бренд и мы рассчитываем на его влияние.

Уолт Моссберг: А каковы ближайшие планы? Когда продукт будет доступен?

Гэри Ковакс: Мы собираемся стартовать в начале лета в пяти странах — это будут Венесуэла, Польша, Бразилия, Испания и Португалия. США — не целевая аудитория в первой волне запуска, но мы сотрудничаем со Sprint, например.

Вопрос из зала: Семь лет назад Стив Джобс и Энди Рубин дали пользователям совершенно новую модель интерфейса телефона, новые мобильные ОС — и использование мобильных технологий увеличилось на порядок. Вы предлагаете людям новую ОС, но ведь люди вполне счастливы с существующими технологиями. Ожидаете ли вы сейчас роста на порядок и, если нет, то зачем это всё?

Гэри Ковакс: У меня не укладывается в голове, что 5 миллиардов человек должны загружать приложения из одного магазина, зависеть от одной экосистемы.

Вопрос из зала: Вы предполагаете, что приложения для вашей системы будут преимущественно HTML5 приложениями, но ведь это уже пробовали в webOS, и она совсем не полетела. Почему это заработает у вас?

Гэри Ковакс: За эти годы многое изменилось. Веб стал совершенно другим.

Вопрос из зала: Веб-страница в большинстве своем статична. Веб-приложения соответственно тоже — у приложения на конкретной платформе больше возможностей для доступа к ресурсам смартфона. Как быть с этим?

Гэри Ковакс: Именно — как я и говорил, для такого доступа нужны API, и мы их разработали. Важно понимать — границы между веб-страницей и мобильным приложением больше нет, она исчезла.