Если монополия Google падёт

Автор: Стефен Шенкланд (Stephen Shankland) – пишет на различные темы, связанные с технологиями и высокотехнологичными продуктами. Он начал работать в CNET News еще в 1998. Кроме вопросов цифровой фотографии, Стефен готовит материалы на темы Google, Yahoo, серверных технологий, суперкомпьютеров, Linux и других операционных систем с открытым кодом, а также о научных достижениях в этой области.

Антимонопольные органы из ЕС и США готовы ликвидировать доминирующее положение поискового гиганта. Какие изменения в поиске Google могут произойти в связи с этим?

После обновления Google Панда в 2011 году трафик на AsktheBuilder.com заметно упал

Почти два года назад Тим Картер (Tim Carter) буквально потерял рассудок – его сайт, посвященный вопросам дизайна и ремонта домов, AsktheBuilder.com, впал в немилость у поискового алгоритма Google. Дневной доход от Google AdSense обвалился с $1400 до $70. «Я выучил этот урок, – говорит Картер. – Любой, кто строит свой бизнес, полагаясь на прихоти поисковых машин, занимается глупой работой».

И эти обвинения мы слышим из уст того, кто совсем недавно был защитником Google. В 2009 году Google опубликовал материал об успехах Картера в AdSense, и владелец AsktheBuilder.com даже выступал перед Конгрессом США, защищая компанию от обвинений в монополии, выдвинутых годом ранее Yahoo.

Времена изменились. Теперь он отдает свой голос FairSearch.org – коалиции соперников Google, включающей Microsoft, Kayak, TripAdvisor, Expedia и Foundem.

Что же превратило друга во врага? В 2011 году начался проект Google Panda, целью которого было выполоть все сайты не для людей из результатов поиска. К несчастью для Картера, его сайт попал под эту тяпку. Картер заметил, что те пользователи, которые раньше попадали на его AsktheBuilder.com, переместились на сайты конкурентов, такие как eHow (несмотря на то, что там размещены статьи, скопированные с AsktheBuilder). Дневной поток посетителей сократился с 60 000 до 8 000, и бизнес Картера провалился.

Один из сотрудников Google, хорошо знакомый с ситуацией по AsktheBuilder.com защищает поисковые алгоритмы: после нескольких месяцев переговоров с Картером, Google пришел к выводу, что страницы его сайта ничем не лучше конкурентов, пусть они и позаимствовали его контент. Для Картера в этом выводе нет ничего утешительного.

«Я полностью изменяю свою бизнес-модель, так, чтобы не зависеть от поисковых машин, – сказал Картер в своем недавнем интервью. – Теперь я погрузился в онлайн-бизнес, связанный с видеоуроками».

Создается такое ощущение, что как только ты приходишь в интернет, то попадаешь в мир Google, так как люди заходит сюда через этот поисковик. Крупные новостные ресурсы продолжают питать надежду, что Google и дальше будет посылать на них многочисленную армию читателей. Продавцы надеются, что он пошлет им покупателей. Компании, предоставляющие услуги, законные и не очень, надеются, что он пошлет к ним платежеспособных клиентов.

И нет ничего удивительного в том, что сайт, пропускающий через себя 67% поисковых запросов в США и 66% в мировом масштабе (согласно данным ComScore) стал объектом антимонопольного давления со стороны Федеральной комиссии по торговле США и Европейской комиссии. В их задачу входит обеспечение конкуренции на рынке, даже в условиях, когда одна из компаний удерживает монополию.

Вам все еще не понятно, почему Google попал под их прицел? Примите во внимание прогноз eMarketer, согласно которому чистая прибыль Google от поисковой рекламы в этом году составит 13,4 миллиарда долларов – 75% от общего объема рынка, а в 2014 году она вырастет до 16,5 миллиардов – 76% от объема рынка.

Естественно, Google имел трения с органами государственного управления и до этого. Он сумел отстоять приобретение DoubleClick, AdMob и ITA, но ему не удалось обыграть Министерство юстиции США и заключить сделку по поисковой рекламе с Yahoo.

В отличие от прежних антимонопольных выпадов против Google, нынешний нацелен прямо в его сердце: поиск и поисковую рекламу. После тщательного исследования, продолжавшегося более года, власти ЕС и США готовы сделать решительный шаг, и большинство считает, что это произойдет еще до окончания текущего года. По сообщению Bloomberg, Председатель Федеральной торговой комиссии Джонатан Лейбовиц (Jonathan Leibowitz) предложил Google предпринять усилия для урегулирования ряда вопросов, иначе ему будет предъявлен иск «в ближайшие дни». Google воздерживается от комментариев по этому поводу, заявив лишь: «Мы продолжаем сотрудничать с Федеральной торговой комиссией и Европейской комиссией и с готовностью отвечаем на все вопросы, которые нам задаются».

Хоакин Альмуния (Joaquin Almunia), вице-президент Европейской комиссии, в чью компетенцию входят антимонопольные вопросы.

Трудно предсказать, какой окажется судьба Google, если он вступит в открытую схватку с трестоненавистниками западного мира. При этом мало кто думает, что компания сможет выйти сухой из воды. Она может упираться до последнего, не соглашаться ни на какие уступки, побеждать в судах, и при этом проиграть, пытаясь отстоять свой сервис электронной почты, или суд откроет другим широкие ворота в бизнес Google.

Скоро мы станем свидетелями интересной истории, из которой узнаем, как будет выглядеть Google после того, как пройдет эту законодательную лесопилку. Он будет превращен в стружку? Будет измельчен в опилки и перемешан до неузнаваемости? Окажется целым и нераскаявшимся, разве что чуть-чуть смущенным? CNet взял интервью у нескольких десятков людей, или прямо вовлеченных в эти взаимоотношения, или наблюдающих за ними из первого ряда. Им был задан один простой вопрос: «Как будет развиваться ситуация»?

Конечно, ответы сильно различались между собой, а часто были весьма витиевато сформулированы, как это любит делать Билл Клинтон. Все мнения разделились на три категории:

• Хорошие последствия, по крайней мере, для Google;

• Плохие;

• Ужасные, самые худшие для еще молодого интернет-гиганта.

Зачем удивленные лица?

Но, кажется, вначале следует дать ответ на еще один вопрос: Почему все эти люди порицают Google – парней, чей девиз – «Не будь злом?».

Не так давно Google в пожарном порядке перекинул пользователей с одних веб-сайтов на другие, изменив свою поисковую выдачу. И все. Google перестроил свой поиск, и теперь дает другие ответы и предлагает иные услуги – часто свои собственные – вместо привычного списка из «10 голубых ссылок», ведущих на сайты других владельцев.

И это проблема владельцев сайтов. Google стал парадными воротами на ресурсы, живущие в интернете, но многие считают, что он отдает предпочтение своим сервисам. А у Google их немало. С длинными руками современного Google, он владеет самыми разнообразными сервисами, наступающими на пятки таких заметных игроков, как Twitter, Yelp, MapQuest и TheFind, помогающего выбрать лучшую покупку.

А из этого рождается другой вопрос: злоупотребляет ли Google своим доминирующим положением, не пуская конкурентов в поисковую выдачу и незаконно злоупотребляя своей монополией? Возьмем сайты, помогающие выбрать покупку, такие как Nextag: Google утверждает, что результаты поиска, указывающие на другую поисковую систему, приводят к тому, что человек, нуждающийся в актуальной информации о том или ином продукте, должен совершать лишние действия (ведь он, кстати, может получить эту информацию из Google Shopping). Но Nextag настаивает на том, что его сервис обзоров и сравнений приносит пользователям пользу, а понижение этого сайта в результатах поиска Google позволяет гиганту избавиться от лишнего назойливого конкурента, способной угрожать его могуществу. «Я обеспокоен тем, что Google понижает мое ранжирование. Также меня беспокоит то, что Google слишком многое знает о моем бизнесе и использует это себе на пользу, – говорит Сандип Аггарвал (Sandeep Aggarwal), основатель и главный исполнительный директор индийского стартапа ShopClues. – Google это самый настоящий монополист, и его поведение не дает повода думать иначе».

В результатах поиска по садовой мебели в Google мы видим смесь из ссылок на ресурсы локальных поставщиков, сотрудничающих с Google, места их расположения на картах Google, несколько ссылок на страницы Google+ и несколько обзоров на ресурсах, принадлежащих Google. Справа под картой расположена поисковая реклама, которую дают компании, сотрудничающие с Nextag, Google очистил основные результаты поиска от ссылок на их сайты.

Все стало настолько серьезным, что доминирование Google превратилось в мем – для этого достаточно вспомнить один из последних эпизодов телесериала Хорошая жена (Good Wife), «Две девушки, один код», в котором стартап затеял судебные разбирательства с поисковой машиной, обвиняемой в манипуляциях результатами поиска.

Критики поискового гиганта жалуются, что единственным способом быть найденным пользователями является покупка рекламы в Google AdWord. «Если вы хотите, чтобы вас замечали в сети, то придется идти на сделку с Google», – сетует Джейми Курт (Jamie Court) из Consumer Watchdog, общественной группы, выступающей с резкой критикой против Google.

Критики также обвиняют Google в давлении на производителей смартфонов, он заставляет их оставлять функцию поиска Google, если они хотят бесплатно пользоваться операционной системой Android. Он не хочет, чтобы другие могли влиять на показ рекламных объявлений и позволяли пользователям использовать несколько различных поисковых систем. Есть и еще один момент – если вы создали сайт и встроили в него функцию поиска Google, то вам запрещается размещать рядом с результатами поиска постороннюю рекламу.

И Google может извлекать выгоду из положительной обратной связи: чем больше людей передают контент в его управление, тем выше будет тариф на показ ссылок рядом с этим контентом. Вот почему Херндон Хэсти (Herndon Hasty), региональный директор по поисковой оптимизации в iProspect, рекомендует клиентам размещать видеоролики на YouTube, добавляться в список Google Places, размещать блог на Blogger, и демонстрировать себя в Google+.

Google настаивает на том, что он не обязан помогать другим веб-сайтам, и сам испытывает конкурентное давление не только со стороны прямых соперников – поисковиков, но и со стороны быстро развивающихся мобильных платформ, для которых такие проекты, как CitySearch и Yelp распространяют свои приложения.

«Мы строим поисковую систему, которая помогает людям, а не веб-сайтам», – сообщил в своем блоге Амит Сингал (Amit Singhal), старший вице-президент Google, отвечающий за поиск, опровергая очередную нападку Nextag. Google также постоянно утверждает, что его «конкуренты находятся на расстоянии одного клика», так как неудовлетворенные пользователи могут попытать счастья в Bing, Yahoo, Google Minus Google и DuckDuckGo. И это весомый аргумент в его защиту. В конце концов, никто из его конкурентов не будет отрицать, что этот поисковик направляет на их сайты огромный объем трафика совершенно бесплатно. Но регулирующим органам этого недостаточно.

Хороший исход: Отделается легко

Google сможет выйти из создавшейся ситуации с легкими косметическими изменениями. Для компании это самый благоприятный сценарий. Одна из идей состоит в размещении специальных знаков, которыми Google обяжут отмечать собственные ресурсы в результатах поиска.

«Отчасти, проблема состоит в том, что потребители могут не догадываться, что демонстрируемые им результаты получены с помощью определенных манипуляций», – говорит Крейг Уилдфанг (Craig Wildfang) юрист в Robins, Kaplan, Miller & Ciresi, ранее разрабатывавший меры по противодействию монополизации рынка, работая в Министерстве юстиции США. «Какие-нибудь уведомления или метки – никаких требований по изменению основных функций и поведения – только более открыто показать, что именно они делают – вероятно, это одна из мер, которая поможет Google жить и дальше», – говорит Уилдфанг.

Уилдфанг добавил, что еще одним выходом является демонстрация различных результатов поиска, в зависимости от предпочтений пользователей.

Но противники Google считают простую маркировку недостаточной мерой. Google по-прежнему будет показывать в результатах поиска все, что захочет, а пользователи со счастливыми лицами будут переходить на сервисы, которыми владеет поисковик: Google Maps, YouTube, Google Places и Google Images.

Плохой исход: переработка алгоритма поиска

Теперь перейдем к более сильнодействующим средствам. Тут все вращается вокруг того, чтобы заставить Google использовать одинаковый алгоритм ранжирования для собственных ресурсов и всех остальных сайтов. Другими словами, ролики с YouTube в поисковой выдаче не должны отодвигать вниз что-нибудь из Vimeo или DailyMotion, чей контент ничем не хуже. Когда было показано, что продукты Google практически всегда демонстрируются на третьей позиции первой страницы, Эрик Шмидт, выступая перед Сенатом в 2011 году, заявил, что «мы ничего не готовим специально». Но критики издеваются над этим утверждением.

«Одна вещь, которую, я думаю, следует обязательно применить – это заставить их использовать одинаковый алгоритм для собственных разработок и всего остального… Требуется какое-то постановление, обязывающее Google относится к своим ссылкам, также как и ко всем остальным, а не понижать других необоснованно», – сказал Томас Винье (Thomas Vinje) юрист из Clifford Chance, представляющий FairSearch.org в Европе.

Если Google обязать выполнять требование «подходить с одинаковой меркой ко всем конкурентам [что будет проявляться по результатам поиска], подозреваю, что он согласится», — так считает Ричард Бросник (Richard Brosnick) адвокат Butzel Long.

Уилдфанг говорит и о другом потенциально приемлемом подходе: пусть Google расскажет конкурентам о некоторых секретных ингредиентах в своем поисковом соусе. Но, вероятно, на этом беззаботной жизни Google придет конец. Нет никаких шансов в том, что Google согласится на усиление вмешательства государства в его дела, например, на обязательство, получать у правительства одобрение на изменения поискового алгоритма. «В этом случае они будут сильно сопротивляться», – говорит Бросник.

А государственные органы столкнутся с серьезной проблемой в попытке ввести такие крупные изменения, так как, юридически, правда на стороне Google: это покушение на «основные средства», в понимании антимонопольного законодательства. До того чтобы посягнуть на них, следует доказать, что они могут использоваться компанией для изменения ее доминирующего положения в чем-нибудь существенном – в данном случае, речь идет о воротах в мир Интернет. «Во многих отношениях Google функционирует, как общественный институт. Поэтому можно считать, что общество имеет право позволять делать одно и не позволять – другое», – говорит Джон Симпсон (John Simpson) один из членов Consumer Watchdog.

Федеральная торговая комиссия размышляет аналогичным образом, но «они не хотят называть это основными средствами, и действуют хитрее», – говорит Бросник. «Многие выводы из дел, рассмотренных в Федеральной торговой комиссии, свидетельствуют о том, что она считает Google естественным основным средством поиска, без которого конкуренция в сети невозможна – если кого-то лишают возможности попасть на первую страницу поисковой выдачи, то он уходит из этого бизнеса».

Ужасные последствия: дезинтеграция

Наиболее драконовскими мерами, самыми зрелищными и кровопролитными, будут структурные преобразования, которые люди привыкли называть разделением компании. Если Google будет разрезан на кусочки, мы будем считать, что теперь эти отдельные компании, некогда бывшие единым целом, не имеют оснований помогать друг другу.

Звучит ужасно драматично. И это наименее вероятный исход, так как, по словам Уилдфанга, решить эту задачу не проще чем доказать, что было первым: курица или яйцо. FairSearch.org предпочитает, чтобы изменения коснулись лишь функционирования. Тем не менее, мы не удивляемся, когда слышим, как некоторые, самые яростные критики, смакуют последствия рассечения Google на кусочки.



Гэри Ребак (Gary Reback), юрист из Carr & Ferrell, принимавший участие в ряде громких антимонопольных разбирательств в Силиконовой Долине и представляющий интересы нескольких конкурентов сервиса по сравнению товаров Google, настаивает на том, что поисковый гигант должен продать свой… сервис по сравнению товаров: «Он может оставить бренд Google Shopping, но сервис должен принадлежать кому-то другому». Еще один приверженец разделения – Европейская потребительская организация (BEUC), лоббируют позицию EC по введению структурных изменений в своем открытом письме (PDF).

Суд Consumer Watchdog предлагает отделить все, оставив только функцию поиска. «Надо выделить функцию поиска, и передать ее отдельной компании. Единственное реальное средство против того, чтобы Google смог заставлять [своих конкурентов] платит за право быть найденными в интернете – это сделать его таким маленькими, чтобы он не имел силы заниматься этим, – говорится в его заявлении. – Мы не думаем, что компания, пропускающая через себя 90% мобильного писка и 70% поиска в интернете, может играть честно. Это слишком сильное доминирование».

Да, это очень резко. В результате мы получим один Google – аналог того, каким он был десятилетие назад, прежде чем начал добавлять слишком много собственного контента в результаты поиска. И еще один Google, предлагающий онлайн-услуги: Gmail, YouTube и Google Docs.

Это слишком круто, но прецеденты подобного существуют. В антимонопольном деле Министерства юстиции против Microsoft, судьи намеревались разделить Windows и Office на отдельные компании, предполагая, что разработчики офисного пакета начнут создавать версии для других операционных систем, а Windows станет теплее относиться к другим разработчикам пользовательского софта.

Ребак завоевал серьезный авторитет, возглавляя команду адвокатов, выступавших на стороне Netscape, в 1990-х затеявшего судебное разбирательство против софтверного гиганта Microsoft. Хотя Microsoft не одержала верх в этом антимонопольном разбирательстве, она смогла отстоять свое право остаться единой компанией.

Будущее поиска

Если вам нравится тот интернет, в поиске по которому заправляет Google, то результат антимонопольного разбирательства вряд ли придется вам по душе.

Google – а также Bing и Yahoo, если уже на то пошло – не ограничиваются простой демонстрацией ссылок. Они навешивают на результаты картинки и звездочки рейтинга; примешивают новости, изображения и видео, предлагают свои варианты ответов на вопросы, показывают места расположения бизнес-объектов на картах и подсвечивают магазины, продающие искомые продукты. Наряду с традиционными поисковыми системами, появилась Apple Siri – программа для голосового поиска с мобильных устройств яблочной компании – ее конкурентом является аналогичный голосовой поиск для мобильной платформы Android. Появляются программы, способные отыскать нужное в дебрях таких сайтов, как Amazon. Аналог подсвечиваемых персонализированных результатов, формируемых на основании таких вещей, как посты друзей в Google+ имеются и у Bing, черпающего информацию из Facebook.

Эти результаты поиска вообще не показывают рекламы. В них попали ссылки на страницы Google+ и обзоры на ресурсах, принадлежащих Google. Конкуренты поискового гиганта против того, чтобы он так много площади в поисковой выдаче отдавал под свои проекты, но Google возражает, что он пытается помочь людям, но не сайтам.

Google пошел еще дальше, создав свой браузер и многое другое. Он начал добавлять результаты поиска по Google Drive, Google Calendar и Gmail в обычную поисковую выдачу тех пользователей, которые согласились на эти «полевые испытания». Рядом с обычными результатами поиска он показывает собственный блок информации, доступный для многих поисковых запросов, основанный на Графе знаний. Он пытается предугадать, что вы ищите, еще до того как успеете ввести запрос целиком. Превращается в вездесущего личного помощника показывая информацию о забронированных вами билетах, рядом с результатами поиска и генерируя напоминания Google Now на смартфонах под Android, рассказывая о ресторанах и заботясь о том, чтобы вы не пропустили встречу.

Как опасается профессор Мичиганской юридической школы, Дэниэль Кран (Daniel Crane), антимонопольная деятельность может растоптать эти и многие другие инновации. В статье, опубликованной в 2011 году и озаглавленной «Поисковый нейтралитет, как антимонопольный принцип» он выступает против попыток организовать контроль над поиском Google:

«Большинство рассуждений о поисковом нейтралитете, кажется, базируются на представлениях, справедливых, скажем, для 2005 года. В том мире релевантный интернет состоял из двух различных сегментов – веб-сайтов и поисковых машин. Веб-сайты были информационными колодцами, к которым приходили люди, чтобы насытиться контентом. Поисковые системы не несли информации, как таковой, они помогали получить доступ к этой информации… Неразумно было бы позволить принципу поискового нейтралитета распространится широко… запрем доминирующие поисковые машины в устаревшую модель поиска в интернете и заморозим эволюцию, а у их соперников будут развязаны руки для инноваций. Этот принцип обязательно снизит степень доминирования Google – но лишь за счет того, что не позволит ему удовлетворять потребности пользователей в более качественных и целостных результатах поиска и хорошем опыте взаимодействия».

Но Ребак возражает, что подобные опасения не имеют под собой никаких оснований. Сервисы других разработчиков можно тесно интегрировать в результаты поиска без «возврата к десяти синим ссылкам… Проблема состоит не в том, что Google интегрирует или отдает предпочтения сервису сравнения товаров, а в том, что он интегрирует собственную службу». В конце концов, у Google есть серьезные контролеры – пользователи. Компания заботится об улучшении поискового алгоритма, постоянно тестирует, насколько эти изменения приближают результат к тому, чего хотят пользователи. За год она делает более 500 изменений в поисковых алгоритмах, периодически раскрывая особенности обновлений. Другими словами, сегодня это не тот черный ящик, который был раньше.

Поэтому предложение заставить Google подсвечивать в выдаче собственные ресурсы является не самой лучшей идеей. В январе Google запустил функцию, названную Search Plus Your World, выделяющую в поисковой выдаче ссылки на профили в Google+ некоторых людей и, если пользователь подписан на эту функцию – информацию из постов в сети Google+.

Введя «my flights» в поисковую строку Google, в ближайшем будущем мы сможем увидеть детали перелета, на который купили билет, а информация об этом будет получена из электронных писем, приходящих от авиакомпаний через Gmail.

Разработчики из Twitter, Facebook и MySpace раскритиковали этот проект на сайте Focus on the User. На видеоролике они показали, как Search Plus Your World показывает на самом видном месте страницы из Google+ даже тем людям, которые давно не заходили в эту социальную сеть. Поразительная неповоротливость для компании, которая гордится предоставлением пользователям самой актуальной информации.

Похоже, в отношении Google+ эти сверхбыстрые алгоритмы не работают. Но тот, кто ищет Felicia Day, Wil Wheaton и Ford Motor Company на первой странице видит результат из Google+ – эти трое весьма активны в данной социальной сети. Но страницы Wheaton и Day в Twitter ранжируются выше профиля Google+, как и страница Ford в Facebook.

Не всегда можно однозначно сказать, что Google изменяет поисковые алгоритмы на благо пользователям. Google сменил политику в отношении своего прежнего сервиса, называвшегося Google Product Search (урожденный Froogle). Вместо свободного сбора информации о товарах (как это традиционно и делал Google) появилась платная программа Google Shopping. Google заявлял, что требование платежа введено для отсечения низкокачественных сайтов продавцов, но он провел отсев и таких авторитетных сайтов, как Amazon, не пожелавших платить за участие в этой программе. Давний наблюдатель за Google Денни Салливан (Danny Sullivan) из Search Engine Land назвал Google Shopping «мешаниной», но, вероятно, эта программа принесла Google немало денег.

Тем не менее, в Google нет ничего постоянного. Современные трудности завтра могут стать причиной триумфа.

Сегодня мы видим, что Google не настолько огромный, чтобы пасть под своим весом, но слишком большой, чтобы стать предметом для критики. С целью выживания, компании придется доказать властям, а не только потребителям, что она действительно не является злом.

Источник: CNet News

Журналист, новостной редактор, работает на сайте с 2009 года. Специализация: интернет-маркетинг, SEO, поисковые системы, обзоры профильных мероприятий, отраслевые новости рунета. Языки: румынский, испанский. Кредо: Арфы нет, возьмите бубен.