Google и политика «нет псевдонимам»

7

Перевод статьи Google’s gormless ‘no pseudonym’ policy

Запрет Google на использование псевдонимов – политика, которая будет иметь негативные долговременные последствия для социальных медиа.

Неделю назад я с удивлением обнаружила, что весь мой аккаунт Google — gmail, reader, blogger, Google doc, YouTube, Google Plus (G+), и т.д., был временно заблокирован в результате выявленных нарушений.

Нарушений? Моих? Что?? Я была полностью сбита с толку.

Пока я пыталась определить, в чем же проблема, блокировка создала вакуум коммуникаций, который повлиял на все аспекты моей жизни. В конце концов, мне пришлось дать мой телефонный номер Google, чтобы они смогли отослать мне код, активирующий мой аккаунт gmail.

Слава Богу, что на данном этапе жизни у меня еще остался персональный телефонный номер, который я в конечном итоге предоставила в обмен на возобновление доступа к gmail. Однако, мой аккаунт G+ так и остается закрытым и заблокированным.

Так какое же страшное правонарушение я совершила, что навлекла на себя такое репрессивное поведение? Ввела кого-то в заблуждение своим псевдонимом? Отослала обнаженные фото детям? Угрожала кому-то? Я кому-то докучала или взламывала голосовую почту?

Нет, это были не такие вопиющие нарушения. Все было куда хуже.

Я использовала свой псевдоним в профиле Google.

Согласно заявлению пресс-секретаря Google Кети Уотсон (Katie Watson), для Google Profile требуются настоящие имена пользователей, а эти профили являются основанием для регистрации аккаунта в G+. А мой он-лайн профиль Google, который я использовала для G+. является псевдонимом.

В тех же правилах Google утверждает, что: «Google Profiles требует использования имени, под которым вы известны в своей повседневной жизни».

Однако мой псевдоним – имя в моем профиле, имя, которым я подписываюсь здесь и везде – и есть «имя, под которым я известна в повседневной жизни».

Возможно, это удивит работников Google, но люди пользуются псевдонимами по многим уважительным причинам: причинам, которые не исключают друг друга. Они могут стараться избежать преследования и вторжения в личную жизнь; они могут хотеть разделить свою социальную и профессиональную жизнь; они могут искать помощи в заболевании, которое хотят сохранить в тайне; они могут быть политическими активистами и диссидентами, или, к примеру, боятся потерять работу из-за ведения собственного блога. Возможно, большую часть своей жизни они писали под псевдонимом и малоизвестны под своим настоящим именем; они могут использовать псевдоним, чтобы выделиться из толпы людей с тем же именем из того же города; или их настоящее имя слишком длинное, нечитаемое для большинства англоговорящих читателей или пишется не латинскими символами. Или просто свое имя им не нравится. Я уверена, что существует множество других не криминальных причин использования псевдонимов, которые я не упомянула, однако, несмотря на это, псевдоним все равно остается личным выбором. Эти причины – не предмет обсуждения для Google или другого безликого корпоративного гиганта.

По иронии судьбы, большую часть дня я потратила на то, чтобы при помощи поиска Google исследовать законность использования псевдонимов. В своем исследовании я узнала, что в большей части англоязычного мира, любой человек может выбрать и использовать псевдоним, если под этим не скрывается преступный умысел или намерение избежать требований норм закона. Кроме того, согласно прецедентному праву США (не уверена на счет других стран), с момента, когда человек начинает использовать определенное имя «постоянно, открыто, без намерения совершить мошенничество и не нарушая прав других людей», оно становится законным именем. Использование псевдонимов также разрешено в юридической и бизнес практике, которые включают (но не ограничиваются) ведение налоговой отчетности, обращение в суд и даже выступление в суде под псевдонимом.

Однако даже несмотря на то, что три англоязычные страны рассматривают использование псевдонима как законное, для Google этого недостаточно.

По моему мнению, политика «нет псевдонимам» — не более чем двуличие, особенно с точки зрения того утверждения, что новая социальная сеть G+ позволяет полный персональный контроль над информацией и ее распространением. Напротив, корпорация диктует, какой информацией пользователи должны делиться, игнорируя причины, по которым они бы хотели сохранить ее в тайне. Несмотря на красивые слова, политика и поведение Google демонстрирует, что все это – пустые обещания, за которыми стоит полное непонимание реальной природы социальной жизни он-лайн.

Так или иначе, то, что люди часто используют псевдонимы в обыденной жизни и on-line псевдонимы переходят в реальную жизнь – это факты. Как я уже утверждала, мой псевдоним – это имя, под которым я известна в повседневной жизни, и более того – мой псевдоним – это и есть моя личность. Я пишу под этим псевдонимом. Я регистрирую авторские права на документы и фото под этим псевдонимом. Я подписываю контракты и получаю платежи, e-mail и обычную почту, адресованную на мой псевдоним в нескольких городах и двух странах. Я читала лекции под этим псевдонимом в нескольких странах и указываю его на визитках. Даже мой супруг чаще всего обращается ко мне по псевдониму.

Однако я не единственный человек, который обнаружил, что вся моя жизнь в Google (reader, blogger, YouTube, G+ и т.д.) была неожиданно прервана. По факту, работа в Google для некоторых людей была остановлена даже несмотря на тот факт, что они указали в профиле реальное имя; кто-то из сотрудников решил, что это имя слишком сильно похоже на псевдоним.

Так как же Google определяет подлинность имени? Очевидно, в этом процессе задействованы высокие технологии, с помощью которых кто-то из сотрудников корпоративной машины гадает, звучит ли имя как псевдоним, а затем «ставит заглушку» на эти аккаунты. Пользуясь такой логикой, Элисы Куперы, Вуди Аллены и Джорджи Эллиоты со всего мира – подходят, а Бой Джорджи, Мадонны и GrrlScientists – явно нет.

Стоит также упомянуть, что некоторые мои друзья – не буду показывать пальцем – которые пишут под псевдонимом, до сих пор пользуются аккаунтом G+.

Хуже то, что после того как в Google удостоверились, что это именно то имя, которое вы носите «в миру», связать его с профилем и держать в секрете – вероятнее всего, нельзя (точнее сказать не могу, так как сейчас не имею доступа к аккаунту). Если проанализировать прошлые «ошибки» с приватностью в Facebook и Google, сможет ли любой думающий и здравомыслящий человек утверждать, что G+ в будущем будет устойчив к такого рода проколам?

Несмотря на критичность моего взгляда, мне нравится то, что я вижу в G+ сейчас. Для новичков он интуитивен. Как опытный пользователь, который находится в он-лайне с 1990, я участвовала во многих он-лайн сообществах и в курсе эволюции социальных медиа. Я использую социальные медиа для связи с людьми по всему миру – людьми, которых по-другому я бы просто не встретила. (В это число входит и мой супруг). Однако сейчас я чувствую себя изолированной от сообщества. Потому что мои коллеги, друзья, читатели, защитники птиц и подписчики twitter – все мое сообщество – быстро мигрирует на G+, место, где меня заблокировали, потому что Google не понравилось мое имя.

Как и тысячи других заблокированных пользователей, я оспариваю нелепую и непоследовательную политику Google в отношении псевдонимов, однако безответно. Несмотря на заявленные 24 часа на ответ, о которых говорит Google, я прождала дольше, как и другие пользователи.

В данный момент я очень опечалена этой узколобой корпоративной политикой Большого Брата, которая подвергает одних пользователей большему риску, чем остальных, просто потому что они хотят создавать или поддерживать отношения с сообществом, используя для этого псевдоним.