TechCrunch Moscow 2011: публичное интервью Аркадия Воложа

5 декабря в Москве открылась вторая конференция TechCrunch Moscow. Организаторами мероприятия выступили центр Digital October и венчурный фонд Kite Ventures. В качестве одного из главных гостей конференции выступил руководитель Яндекса Аркадий Волож. В своем публичном интервью глава крупнейшего российского поисковика поделился планами компании на будущее и наметил основные тенденции развития поискового рынка как в России, так и за рубежом:

Эндрю Кин:Сегодня локальные компании очень популярны на российском рынке. Яндекс контролирует около 62% рынка поиска России и на NASDAQ стал популярнее, чем Groupon — серьезный конкурент Facebook. Считаете ли вы себя локальным игроком, или все-таки видите себя международной корпорацией?

Аркадий Волож: — Последние несколько месяцев мы, действительно, перестали быть локальной компанией и успешно работаем на рынке Турции.

Эндрю Кин: — Значит ли это, что вы конкурируете с Google?

Аркадий Волож: — Мы локальная компания, конкурирующая с международными корпорациями на российском рынке. Большую часть выручки мы зарабатываем здесь, и эта битва будет вечной. Однако, как технологическая компания, мы понимаем, что слишком много можем, чтобы оставаться в пределах одного рынка. На самом деле, на международном рынке существует всего 6 уважаемых поисковиков, из которых 2 — американские, а остальные принадлежат Китаю, России и другим странам. При этом, только 3 поисковых системы из 6 пытаются обслуживать другие рынки.

Эндрю Кин: — Почему на поисковом рынке так мало компаний? Неужели такие большие барьеры на вход?

Аркадий Волож: — На самом деле, это очень глубокая и дорогая технология. Нужно серьезно вкладываться в математическую инфраструктуру, аналитику данных. Так, в Яндексе ЦОДы (Центры обработки данных) имеют потребность в электроэнергии сотни мегаватт…

Эндрю Кин: — Выйдет ли российский поиск на американский рынок? Если да, то как скоро, и каким образом это будет реализовано?

Аркадий Волож: — Это совершенно разные рынки и совершенно разное поведение пользователей, разные инвесторы. Безусловно, наиболее продвинутая аудитория в США и в странах Европы, и здесь мы, в первую очередь, нацелены именно на работу с аудиторией.

Эндрю Кин: — Этот год для вас стал интересным – компания вышла на NASDAQ.Знаете ли вы в декабре 2011 года то, чего не знали в декабре 2010?

Аркадий Волож: — Изменений было не так много: к примеру, за 5 дней мы научились проводить 63 презентации а разных городах.

Эндрю Кин: — Что вы посоветуете молодым предпринимателям? Надо ли беспокоиться на тему своего проекта?

Аркадий Волож: — Стартапер должен отдавать все свое время работе над проектом, понимать, какие тренды появляются на рынке. Общаясь с инвесторами и стейкхолдерами вы должны быть уверены в том, что все, что выделаете — правильно и стратегически верно. При этом полезно и зарабатывать.

Эндрю Кин: — Я правильно понимаю, что у вас две разные версии для инвесторов и широких кругов?

Аркадий Волож: — Не совсем. Одно дело, если у вас есть узкий круг советников, которые вас поддерживают – с ними вы можете быть полностью открытыми. С другой же стороны, общаясь с широкими кругами нелояльных инвесторов, готовых раскритиковать вас в любой момент, вы, безусловно, должны предоставлять им другой объем информации.

Эндрю Кин: — Сегодня многие компании увлекаются IPО. Так, Facebook, видимо, проведет его в следующем году. Вы в целом поддерживаете выход высокотехнологичных корпораций на публичный рынок? Это хорошо, или все-таки приходится «за дополнительные бабки подстраиваться под Wall Street»?

Аркадий Волож: — Дополнительный груз ответственности, безусловно, есть: в этих условиях приходится больше внимания уделять инвесторам. Сугубо частная компания может идти на риск и никому ничего не объяснять. Нам же приходится проговаривать все сначала внутри компании, а затем неоднократно объяснять инвесторам. Выход на публичный рынок позволил нам стать публичной компанией – сейчас все больше людей в мире узнает название «Яндекс», у нас появились новые инвесторы. В целом, это вполне закономерный шаг в развитии компании.

Эндрю Кин: — А вы гордились тем, что впервые вывели российскую цифровую экосистему на публичный рынок капитала?

Аркадий Волож: — Конечно, это позволило нам повысить узнаваемость России на публичном рынке.

Эндрю Кин: — Многие сегодня считают, что Google сегодня повторяет схему развития Microsoft. Бытует мнение, что поиск сегодня архаичен, его заменяют соцмедиа и т.п.

Аркадий Волож: — У поиска, безусловно, есть будущее и оно за локальными компаниями. Крупные корпорации вымерли и стали динозаврами, настала очередь частных компаний. В целом, в экосистеме поиска происходит масса изменений: меняется логика навигации, технологии взаимодействия пользователей с сайтами и т.д.

Эндрю Кин: — Но мне кажется, что будущее станет более социальным и мобильным. Есть ли у современного поиска перспективы для жизни в Web 3.0, где доминирует Facebook?

Аркадий Волож: — Мне кажется, что поиск, сам по себе, является неким элементом соцсети. У нас тоже есть свой социальный граф. По сути, даже телефонная книга – своеобразный соцграф. Мы научились лучше использовать поведенческие сигналы пользователей. То, как ведут себя пользователи в процессе поиска, можно использовать для ускорения и улучшения его эффективности. С этой точки зрения поиск уже социален.

Эндрю Кин: — Что вы скажете о вопросе анонимности пользователей?

Аркадий Волож: — Мы просто знаем, что человек, имеющий cоokies, похожие на ваши, сделал что-то там-то. В любых социальных интеракциях мы выносим частицу информации о себе.

Эндрю Кин: — Какова официальная позиция Яндекса относительно приватности личных данных?

Аркадий Волож: — Анонимность страдает не от поиска, а от мобильных телефонов, видеокамер, развешанных на улице в огромных количествах. Если вы боитесь, что вас увидят – лучше сидеть дома.

Эндрю Кин: -Что Яндекс считает своим основным продуктом?

Аркадий Волож: -Поиск ответа на вопрос вне зависимости от того, как он сформулирован пользователем.

Эндрю Кин: — Самая большая ценность – это тесный контакт с клиентами?

Аркадий Волож: — Нет. Это контакт с информацией, которую мы находим. Мы предоставляем пользователю знания.

Эндрю Кин: — Не хотят ли ваши рекламодатели знать о ваших пользователях больше, чем вы им сообщаете?

Аркадий Волож: — Нет. Все, что нужно знать рекламодателям, можно собрать в сети абсолютно анонимно. Вы можете сделать так, чтобы Яндекс вас не узнавал. В браузере можно установить специальные настройки, можно отключить cоokies.

Эндрю Кин: — Не кажется ли вам, что поиск стандартизировал рекламу? В этом часто винят Google, заявляя, что он сбивает цены, в результате чего невозможно делать качественный продукт.

Аркадий Волож: — В сети есть 2 вида рекламы: один работает на создание спроса, а другой — на его удовлетворение. Ни контекстная, ни поисковая реклама не создают спрос. Они его удовлетворяют – это и есть основная сфера работы интернета. До его появления единственным видом удовлетворения спроса на информацию были издания типа «Желтых страниц». Интернет тут ни на что сильно не повлиял.

Эндрю Кин: — Google ваш основной конкурент?

Аркадий Волож: — Они, конечно, не злые, но «хулиганят» на российском рынке несколько больше, чем в других странах.

Эндрю Кин: -Чего вы хотите добиться к 2012 году?

Аркадий Волож: — Сохранить долю рынка в России и, конечно, планируем расширяться.

Эндрю Кин: — Планируете ли бросить вызов корпорации Google?

Аркадий Волож: — Нет, американский рынок – один из наиболее конкурентных в плане поиска. И пока неясно, с чем мы можем прийти туда. Вот Европа, Латинская Америка, страны Азиии меют лишь по одному игроку поискового рынка. Именно они и заслуживают хорошего конкурента Google.

Отвечая на вопрос из зала, касающийся возможных изменений в работе в Яндекс.Директа с тем, чтобы клиенты могли эффективнее распределять финансы, Аркадий Волож сообщил следующее: «Инноваций много: это и новые технологии поиска по сервису, и рекламные технологии, позволяющие повысить точность таргетинга на 20%, благодаря интеграции новых механизмов автообучения. Сегодня, понимая поведение потребителей мы можем существенно улучшить тарегтинг» .

Рассказывая о планах развития сервиса Яндекс.Видео, глава российского поисковика сообщил, что сегодня Яндекс видит себя в качестве агрегатора видео, но никак не видеохостинга.

Редактор-переводчик портала Searchengines.ru, работает на сайте с 2010 года. Специализируется на западном интернет-маркетинге, новостях социальных сетей и поисковых систем.

Постоянно принимает участие в профильных семинарах и конференциях в качестве журналиста-обозревателя.
Языки: английский, французский.